Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Thursday 21 July 2011 - 10:59:18

Стоит рассмотреть три очень разных подхода к новому коллективному соглашению. Первый, как ни иронично, - оставить нынешнее КС фактически как оно есть. Хоккеисты приняли бы это решение с учащенным биением сердца, а хозяева клубов могли бы заставить его работать на себя тоже. Игроки больше преуспели по действующему соглашению, частично потому, что руководство НХЛ не прикладывало усилий для реализации своих преимуществ. Как мы видели, умелые агенты подняли планку зарплат до 1,6 миллиона (так в оригинале, видимо – опечатка, прим.пер.) для элитных хоккеистов, таких как Яромир Ягр; более красноречивый факт – средняя зарплата выросла до задокументированного уровня 1,6 миллиона за сезон. Пользуясь малочисленностью свободных агентов для поднятия цен на свободных агентов Группы 2, и затем применяя зарплатный арбитраж для того, чтобы закрепить такие прорывы в увеличении контрактов, АИ НХЛ четко воспользовалась уязвимостью НХЛ в первые годы действия нового КС. На взгляд уважаемого агента Дона Бэйзли: «Нынешнее соглашение должно бы быть вполне достаточным, чтобы заставить эту индустрию работать».

НХЛ могла бы заставить нынешний договор работать, добавив минимальные изменения и немного дисциплины, как это у них получалось более-менее успешно в пару последних лет. НХЛ по текущему коллективному соглашению имеет много рычагов, и в последние годы клубы начали пользоваться ими более активно (хотя, по-прежнему, виня хоккеистов за тот бардак, который сами устроили). Сдерживание зарплат свободных агентов Группы 2, уход от арбитража по зарплатам, выдерживание линии в вопросе бонусов для всех, кроме элитных новичков, неподписание молодых талантов в Европе, пока им не исполнится 22-23 года – все эти варианты записаны в нынешнем КС.
НХЛ могла бы подправить нынешнее соглашение, сократив количество раундов в процедуре драфта новичков, чтобы создать более крупный запас более дешевых игроков. Она могла бы также покончить с нынешней практикой содержания состава из 25 человек и системы фарм-клубов, сократив составы до двадцати полевых игроков и двух вратарей. Это тоже могло бы высвободить большое количество хоккеистов, которые могли бы конкурировать за рабочие места, сбивая цены. В виде уступки за гарантированные контракты лига могла бы ограничить подписные бонусы, предоставляемые игрокам, используя некую градуированную шкалу, чтобы избегать сценариев с Федоровым и Сакиком, которые влекли за собой выплаты крупных разовых сумм авансом.
Владельцам нужно признать, что, в лиге из тридцати клубов, проблемные франшизы будут. Банкротства в Питтсбурге, Оттаве и Баффало не вызвали бы приостановки в большинстве отраслей (информационные технологии, авиасообщение, средства массовой информации), где выживание сильнейших является правилом. Но нынешняя НХЛ постоянно сравнивается с более работоспособными лигами прошлого из шести, двенадцати или даже восемнадцати клубов. Когда Кубок Стэнли может достаться только одной команде, болельщики, хозяева и СМИ должны подкорректировать свое определение проблемного клуба. Клубы будут разоряться, и франшизы будут отмирать, но, как Боб Гуденау напоминает всем, кто готов его слушать, вы же судите о благополучии торговой сети Уол-Март не по ее самым бедным магазинам, а по средним. Вполне может быть так, что только 24 или 28 клубов могут разумно функционировать при нынешнем коллективном соглашении.
Не то, чтобы КС 1995 года было всеобъемлюще плохо для получения доходов. Подстегиваемые необходимостью платить игрокам рыночную стоимость, Беттмэн и его администрация научились крутиться так, как Джон Зиглер никогда не крутился. Вплоть до экономического спада 2001 года НХЛ непрерывно продвигала свою модель извлечения доходов выше и выше, до того момента, когда начала приносить 2 миллиарда долларов в год. (Сколько еще проводится через другие бизнесы и налоговые бреши, менее ясно.) И хотя вызовы в краткосрочной перспективе значительны, Дин Бонэм прав, когда говорит, что рыночные условия и технология принесут НХЛ пользу в будущем, особенно если будет разрабатываться европейская золотая жила.
Самым сильным аргументом в пользу сохранения нынешнего КС является то, что, хотя хозяева обвиняют его в своих проблемах, в предсказуемости есть безопасность. По прошествии восьми лет достоинства и недостатки для обеих сторон ясны. Владельцы Главной Бейсбольной Лиги возвышенно говорили о принятии целой новой системы во время переговоров о новом коллективном договоре в 2002 году, но, когда наступил момент истины, они поняли, что лучше повозиться со знакомой конструкцией, чем перестраивать финансовую модель, которую затем агенты и профсоюз могут использовать раньше них. Если бы НХЛ полностью использовала свои возможности по нынешнему КС, оно могло бы еще послужить и владельцам.
Действующее КС уже имеет положения, позволяющее фонду выравнивания канадской валюты помогать клубам, поставленным в ущербное положение из-за канадского доллара. И канадское правительство было бы более расположено к тому, чтобы дать клубам возможность проводить национальную лотерею, если бы ему показали, что фискальные дела у НХЛ в порядке. Налогоплательщики в США и Канаде не склонны помогать бизнесу, который не может помочь себе. Долговременное, стабильное Коллективное Соглашение проложило бы дорогу к тому, чтобы убедить правительственных чиновников, что действия, предназначенные помочь НХЛ, не лопнут дутыми пузырями перед их лицами.

Если бы две стороны выбрали второй вариант, то он касался бы решения вопроса распределения доходов. Конечно, говорят расстроенные болельщики, должен существовать равноправный способ раздела 2 миллиардов долларов между тридцатью владельцами и семьюстами хоккеистами. Исходя из того, что НХЛ желает сохранить свой набор из тридцати крупных и малых рынков в равных условиях конкуренции, ограниченное перераспределение доходов нужно для предотвращения большого неравенства между клубами. Переведите деньги, заработанные на крупных рынках, малым ранкам, утверждают болельщики, и конкуренция будет защищена. НФЛ, например, делит свои колоссальные телевизионные доходы поровну, гарантируя, что Green Bay может соперничать с Нью-Йорком. Но она также имеет агрессивную формулу деления билетных доходов, по которой клубы делят сбор от билетов (после вычета расходов) в соотношении 60-40 между домашней и гостевой командами. Исследование, в котором модель НФЛ была применена к билетным доходам НХЛ в сезоне 2000-2001, показало, что неравенство между верхними и нижними клубами фактически исчезло бы. Оно также показало, что, в то время как меньше зарабатывающие клубы получили бы от такой схемы серьезное усиление, много зарабатывающие клубы серьезно не пострадали бы. Исследование показало, что Калгари получил бы увеличение доходов на 26,5%, а Эдмонтон – на 14,5%, в то время как Торонто перенес бы снижение на 12,9%, а могущественный Детройт – всего на 8,3%.
Для случайных наблюдателей эта цена за более справедливое соперничество кажется небольшой. Но проблемы возникают, когда деление доходов «наказывает» хорошо налаженный бизнес вроде Колорадо (на рынке среднего размера) передачей денег плохо ведомому бизнесу вроде New York Islanders (на крупном рынке). Необходимы стимулы для того, чтобы креативные, прибыльные клубы двигали рынок без того, что их усилия только обогащают дисфункциональные франшизы. Как тогда создать систему деления доходов, которая и справедлива ко всем клубам, и позволяет рост зарплат игроков?
Энди Бернстейн предложил в журнале Sports Business Journal трехфазную схему. Вместо внедрения жесткой формулы для более справедливого разделения доходов, Бернстейн предлагает оценивать клубы по потенциалу их рынка и использовать такую оценку для определения и зарплатного потолка, и зарплатного минимума для каждого клуба. Эта оценка рынка зависела бы от населения, насыщенности средствами массовой информации, поддержки корпораций и валюты. Крупный рынок вроде Детройта (претендент на Кубок Стэнли) или Чикаго (не выигрывавший кубок с 1961 года и постоянно недотягивающий до своего уровня) по-прежнему котировались бы в верхней части шкалы; Эдмонтон, Нэшвилл и Оттава были бы на дотационном крае таких трансферов. Такая оценка рынка устранила бы необходимость оценки клубных доходов в целях определения потолка зарплат – вопрос спора между владельцами и хоккеистами.
Клубы меньших рынков принуждались бы тратить получаемые ими деньги на повышение зарплат. По плану Бернстейна все клубные зарплатные ведомости должны были бы быть в рамках, например, 10-процентного разброса от средней по НХЛ. Если бы средняя платежная ведомость составляла 40 миллионов, например, то у всех клубов размер ведомости составлял бы от 36 до 44 миллионов долларов. Любой клуб, недобирающий или превышающий этот диапазон, платил бы ступенчатый налог в НХЛ. С ростом доходов лиги средняя зарплата могла бы увеличиваться. Бернстейн утверждает, что эта схема позволила бы рыночным силам воздействовать на свободных агентов, все же сохраняя некоторое ограничение на зарплату.
Чтобы склонить игроков к принятию этой структуры, Бернстейн предлагает, чтобы все хоккеисты становились свободными агентами по окончании их первого контракта. Клубам, стремящимся удержать своих звезд после первого контракта, было бы разрешено предлагать на 15 % больше, чем любое конкурирующее предложение от других клубов. Клубы могли бы получить доступ к деньгам перераспределения с учетом рыночных оценок, чтобы предлагать дополнительные деньги для удержания своих звезд. Эта концепция «верности», как считается, пользуется симпатией Гэри Беттмэна.
План Бернстейна – это инновационный план, и Беттмэн уже запустил в обсуждение концепцию рыночных оценок на смену принципу разделения доходов в следующем КС. Несомненно, комиссару будет трудно заставить владельцев, таких как Билл Уирц и Майк Илич, принять идею рыночных оценок. Они, похоже, считают, что сокрушить АИ НХЛ раз и навсегда – вот предпочтительная стратегия. Хоккеисты, тоже, могут заартачиться, если средняя зарплатная ведомость будет установлена слишком низкой или не будет меняться синхронно с доходами.

Третья концепция для нового КС произрастает из мнения, что иногда лучшая система – это самая простая из них. Вместо того, чтобы подрезать хоккею крылья каким-то коллективным соглашением, которое читается как налоговый кодекс, НХЛ могла бы рассмотреть истинно свободную рыночную систему. Голливуд не считает, что каждый город, где есть мультиплексный кинотеатр, заслуживает крупной производящей киностудии. Роллинг Стоунз не могут играть в каждом городе, где имеется арена и страсть к их музыке. НХЛ могла бы занять такую же позицию и последовать модели, основывающейся на европейском футболе. По этой модели клубы играли бы на том уровне, какой они могут себе позволить (как это происходит на практике в нынешней НХЛ). Двадцать или около того самых богатых клубов – которые могут позволить себе цену Джо Торнтона или Яромира Ягра – играли бы в первом дивизионе, с минимальными, если вообще, ограничениями на деньги, которые игрок может получать, пройдя свой контракт новичка. Хотя зарплаты, в основном, не запотолочены, составы команд ограничены, что освобождает от необходимости финансировать фарм-клубы.
Следующие двадцать клубов – те, что из второго дивизиона – выращивали бы молодые таланты и продавали их «по инстанции», чтобы быть в состоянии выращивать следующих топовых игроков. Их целью является, главным образом, найти и выучить хороших молодых хоккеистов, которые принесут состояние в будущем. На таком капиталистическом рынке хоккею не нужны будут схемы с «налогами на роскошь» или византийские формулы перераспределения доходов для выравнивания игрового поля на малых рынках. Пусть ребята из первого дивизиона со своими богатыми медиа-рынками решают, какие цены на хоккеистов они могут вынести. Нанимайте лучших генменеджеров, чтобы собирать выигрывающие команды.
Преимущества этой системы? Качество игры будет усилено. Как в европейском футболе, богатым не придется нести на себе слабосильные рынки, чтобы умиротворять политиков. Победитель второго дивизиона ежегодно переходил бы в первый дивизион, а худший клуб высшего дивизиона спускался бы вниз. Это стимулировало бы клубы нанимать способных менеджеров и скаутов, не полагаясь на утешительный приз первого выбора драфта. Чтобы отражать реальный объем талантов каждого года, драфт мог бы быть сокращен до одного или двух раундов. Остальные хоккеисты были бы вольны подписываться согласно уровню своего мастерства в тот же год.
Болельщики получили бы три интриги, освещаемые в прессе: соперничество клубов за чемпионство в первом дивизионе, за право выйти в первый дивизион и за то, чтобы избежать вылета во второй дивизион. Именно так работает (успешно) футбол на протяжении десятилетий во всем мире, и так профессиональный спорт работал в Северной Америке до пришествия системы фарм-клубов, которая искусственно ограничила количество доступных талантов. Болельщикам на крупных рынках НХЛ, таких как Нью-Йорк или Торонто, не особенно интересно платить 100-150 долларов за право увидеть, как их команда играет с Columbus Blue Jackets или Nashville Predators; им хочется видеть другие клубы с большой историей.
Жителям таких городов, как Эдмонтон, Нэшвилл, Оттава и Баффало, по началу не понравится роль простых поставщиков талантливых игроков, в сравнении с пока имеющейся возможностью попытаться замахнуться на Кубок Стэнли, но действительность такова, что они не выживут, когда НХЛ, наконец, разработает богатый европейский рынок. Если бы им было дано право выбора между пониженным статусом или полным отсутствием клуба, разве болельщики перемещенных Winnipeg Jets или Quebec Nordiques не выбрали бы первый вариант? Цены на билеты в городах второго дивизиона были бы определенно ниже, а болельщики имели бы больше возможностей видеть местных звезд. Если проблема в семантике, назовите первый дивизион Платиновой конференцией (или Кэмпбелла), а второй – Золотой (или Смайта).
Эта схема имеет еще одно достоинство: вместо сокращения, НХЛ могла бы расшириться до 40 или 50 команд. Отберите крупнейшие города Американской Хоккейной Лиги – Квебек, Хэмилтон, Виннипег, Хьюстон, Солт-Лэйк-Сити, Милуоки и Хартфорд, и поместите их во второй дивизион вместе с Оттавой, Тампа-Бэй и Питтсбургом. Остальные клубы АХЛ могли бы образовать третий дивизион.) Это означало бы 40-50 логотипов для использования, 40-50 теле и радио рынков для продаж. НХЛ дошла бы до гораздо большего количества зрителей.
Большим препятствием для такой модели, конечно, была бы АИ НХЛ. АИ нахмурилась бы на «кино-модель», где Брэд Питт делает по 2,5 миллиона за фильм, и несколько актеров второго плана зарабатывают по миллиону, а все остальные счастливы иметь заработки, исчисляемые в десятках тысяч. При такой дивизионной системе в НХЛ очень немногие из членов профсоюза зарабатывали бы, вероятно, миллионов 20 в год, в то время как остальные игроки в той же команде получали бы всего 250 000. Естественно, АИ захотела бы защитить заработки своих членов из категории среднего и низового уровня. Такие опасения законны, но могли бы решаться с помощью богатого пенсионного фонда или иных выплат после окончания карьеры.
Таковы три предложения, три модели коллективного соглашения. И другие будут, несомненно, обсуждаться тоже, все – нацеленные на поиск пути, дающего зарплатам игроков расти вместе с доходами лиги, при этом все же гарантируя хозяевам некоторую форму определенности с расходами. И менеджменту, и профсоюзу придется отступить по некоторым ключевым вопросам, если они хотят заключить сделку.
«Все в хоккее желают попасть в рай», - говорит один спортивный агент, - «но никто не хочет умирать».

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1198 )