Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Thursday 23 June 2011 - 10:28:43

Мышеловка получше
Кен Драйден, вратарь из Зала Славы, ставший президентом Maple Leafs, вытягивает свои длинные ноги под столиком из формайки в ресторане Mars delicatessen на торонтской College Street. Хирургическая операция по замене бедренной кости и семь лет на вершине хоккейного учреждения несколько замедляют его движения, но он по-прежнему демонстрирует спокойный и рациональный стиль, какой демонстрировал, когда выигрывал шесть Кубков Стэнли за восемь сезонов в Монреале. Местные (торонтские) средства массовой информации, возможно, приходят в отчаяние от его длинных ответов и отвращения к звукозаписи, но его осторожный ум помогал ему пережить все – от скандала с жестоким обращением с детьми на Maple Leaf Gardens и придушивания фотографов Пэтом Куинном до регулярных провалов попыток завоевать главный приз НХЛ этим городом великих хоккейных ожиданий.

Новости из НХЛ в этот летний день 2003 года приходят нехорошие. Оттава и Баффало добиваются защиты от банкротства, посещаемость матчей во многих городах падает, несколько клубов выставлены на продажу, а переговоры о новом КС еще далеки. При высказанном предположении, что все это неизбежно приведет к исчезновению канадских клубов, таких как Flames и Senators, спокойный внешний облик Драйдена испаряется. "Вы можете с легкостью сказать, что именно так все и бывает в этом мире, так он устроен,'" – говорит он. "Чудесно слышать от хоккеистов или агентов, что это – неизбежно - 'через десять лет не будет Calgary Flames или Ottawa Senators. Не велика потеря.’ Какая же это чушь! Найдите выход, забудьте о неизбежности. Я думаю, гораздо интереснее представить себе способ, с помощью которого Flames или Senators могли бы выжить. Десять лет назад было невозможно представить себе, что НХЛ сможет выжить при средней зарплате в полтора миллиона. Спасение канадских клубов – простейшее дело, относительно того, что было сделано в последние двадцать лет».
Драйден делает глоток сока. «Вы можете говорить о том, как прекрасно иметь маленькую франшизу вроде Green Bay в современной, футуристической НХЛ. А каков план или способ, чтобы увидеть, что случится? Кто реально ищет пути спасения канадских клубов? Правительства? Кроме этой новой лотереи в Альберте – ничего больше. СМИ? Нет. Хоккеисты? Не слышал таких голосов. Кто еще пытается спасти Calgary Flames или Ottawa Senators на ближайшие пятьдесят лет? В данный момент помощь идет только из одного места. Из НХЛ.»
В то же время, когда Драйден высказывал свое мнение, Гэри Беттмэн резко предупреждал хоккеистов, что переговоры о новом коллективном договоре должны вскоре начаться – или иначе… «Система нуждается в капитальном ремонте», - сказал он в интервью The Hockey News. «Мы точно знаем, что в системе не так, поэтому нам не нужно пытаться обойтись латанием пластырями. Мы знаем, что должно быть оздоровлено».
Несмотря на резкие слова Беттмэна, директор АИ НХЛ Боб Гуденау предпочитает ждать и позволить рыночным силам определить стоимость игроков. «Мы имели дело с этим вопросом в локаут», - говорит Гуденау. «Мы не считаем, что потолок зарплат отвечает интересам этого вида спорта. Здесь должен быть рынок. Клубы и игроки должны иметь возможность определять стоимость».
(Ему) Отвечает Беттмэн: «У свободных рынков не бывает минимальных зарплат. У свободных рынков не бывает зарплатного арбитража».
Тем временем, Уэйн Гретцки жалуется на спираль роста зарплат, которую он сам невольно помог запустить: «Деньги теперь астрономические. Среднему человеку тяжело осознать». Марио Лемьё, который владеет клубом Pittsburg Penguins, соглашается: «Все, что я знаю – мы, как бизнес, не выдержим. Билеты сейчас уже дорогие, и каждый год мы берем за них больше и больше. Нужно что-то более разумное. Я хочу, чтобы НХЛ была более похожа на НФЛ, где каждый клуб может преуспеть, и каждая команда может конкурировать». Хозяева НХЛ, такие как Харли Хотчкисс, председатель Совета директоров, смело рассуждают о том, что надо переписать коллективное соглашение, чтобы добиться равновесия как в НФЛ. Но, как подчеркивает агент Жиль Люпьян, какой смысл в контракте, если НХЛ его игнорирует? Введенный в Зал Славы форвард Майк Гартнер соглашается: «Если вы сядете за стол с честным генменеджером, он расскажет вам, что этот контракт в его нынешней форме, если грамотно используется менеджментом – выгодный для менеджмента контракт. В нем присутствуют все ограничения, с помощью которых клубы могут контролировать сделки, которые они подписывают с хоккеистами. Единственное, что выбивает ситуацию из их рук – зарплатный арбитраж. Но у них есть возможность просто уйти от арбитражного решения, которое они не хотят подписывать».
Сейчас – нелегкое время для того, чтобы владеть франшизой в НХЛ. Баффало и Оттава только-только отходят от предбанкротных процедур; Даллас, Анахайм и Ванкувер открыто выставлялись на продажу в ходе предыдущего сезона; Нэшвилл, Питтсбург, Атланта и Нью-Джерси неофициально ищут новых инвесторов. В то время, как лига настраивается на переговоры о коллективном соглашении с игроками, «горячие» в конце 1990-х спортивные активы остыли. Неопределенность североамериканской экономики и нависший призрак утерянного сезона 2004 года совместно делают клуб НХЛ плохой покупкой.
«Касательно клубов НХЛ сейчас, определенно, рынок покупателя», - сказал Марк Ганис, президент чикагской компании SportsCorp Ltd., в интервью газете National Post. «Финансовые учреждения особо не вкладывают деньги с целью помочь приобрести клуб НХЛ, частично ввиду того, что довольно немало клубов испытывали очень серьезные финансовые затруднения. Фундаментальной причиной для всего этого является то, что экономика отрасли полностью искажена. Хоккеистам платят существенно больше, чем следовало бы, при сравнении с теми доходами, которые клубы генерируют».
Ганис указывает на скромный показатель НХЛ в части деления доходов (12 процентов, против 35% в НБА) как на повод и причину для глубокого замораживания (зарплат). «Когда у вас имеется такого рода ситуация и у вас ограниченное деление доходов, это – рецепт плохого экономического результата. Есть ожидания того, что сезон 2004 года может не состояться. И так лишь очень немногие люди с существенными средствами хотели бы войти в НХЛ, но и они не захотят покупать команду за год до крупного трудового конфликта. Они, скорее, заплатят больше в 2005 году, с наступившей определенностью, чем будут брать на себя риски сейчас».
Не все считают, что хоккей – это плохая долгосрочная покупка. Дин Бонэм, руководящий спортивно-консультационной фирмой в Денвере, полагает, что новое КС и технологический бум в области интерактивных коммуникаций сделает лигу победителем. «Я бы предположил, что НХЛ предлагает самый большой потенциал роста среди всех лиг», - сказал Бонэм газете National Post. «Я считаю, что стакан наполовину полон, потому что сегодня вы можете купить эти франшизы за меньшие деньги, чем они будут стоить через 5-10 лет. Самый колючий и важный вопрос, который придется решать НХЛ, - это то, что лиге придется найти способ решить проблему вышедших из-под контроля зарплат хоккеистов. Если они когда-нибудь смогут выровнять зарплаты с доходами клубов, в долгосрочной перспективе это могла бы быть вполне (хорошая) инвестиция».
Но, во-первых, НХЛ должна сдать предстоящую сессию переговоров о КС. Переживет ли 86-летняя лига остановку деятельности, предсказываемую на осень 2004 года, если все будет продолжаться как есть? Если игра остановится на год или более, будет ли болельщиков в южных штатах беспокоить возвращение этого вида спорта? Как насчет клубов, чей капитал за 12 или 18 месяцев противостояния с игроками сожмется до, фактически, ноля? И с шестью сотнями хоккеистов, являющихся потенциальными свободными агентами, входящими в сезон переговоров, может ли новая, конкурирующая лига с участием крупных канадских, американских и европейских городов восстать из пепла НХЛ?
Несмотря на упор Беттмэна на потолок зарплат, главный вопрос, который должны решать боссы НХЛ – как лига должна будет выглядеть в будущем. Рабочий-спасатель (нежели строитель) в течение последних нескольких лет, Беттмэн не видел дальше 2004 года. Настоящий финансовый куш для хоккея лежит не в американском Солнечном Поясе, а на сходящих по хоккею с ума рынках Европы, и все же этот вариант был, в целом, проигнорирован. НХЛ остается, по сути, собранием городов и штатов, которые будут обслуживать в первую очередь свои собственные интересы.
«Я не верю, что возможно (оставаться в количестве 30 клубов) без некоей введенной зарплатной структуры», - говорит бывший владелец Кануков Артур Гриффитс. Как лига защитит свои канадские франшизы без усиления канадского доллара, все еще стОящего гораздо меньше американского? Хочет ли НХЛ применить к зарплатам хоккеистов принцип «победитель получает все», когда звезды забирают львиную долю, как это практикуется в бизнесе развлечений? Хочет ли она ротации клубов на верхних позициях или возвращения к династиям? Кто ее главные болельщики: традиционалисты в духе Дона Черри, которые обожают силовую борьбу и драки, или фаны в стиле НБА, которые хотят видеть мастерство и атакующую игру? Следует ли НХЛ контролировать так много игроков через драфт, или будет ли более свободный рынок хоккеистов среднего и нижнего ранга лучше отвечать ее интересам? Выстроит ли лига предохранители против наращивания ее клубами огромных долгов в сравнении с их капиталами? И может ли НХЛ партнерствовать со своими звездами – как это делают НАСКАР и НФЛ – чтобы обеспечить прибыльное будущее?
Отсутствие видения перспективы в этих многочисленных вопросах внушало болельщикам тревогу о будущем и недоверие к обеим сторонам в их бесконечном споре о деньгах. Типичным для традиционного мышления людей из НХЛ является то, как они воспринимают драфт любителей – лотерею, вознаграждающую неудачников и наказывающую корпоративную креативность. Чтобы понять, почему драфт не работает, вспомните, почему он был введен в 1967 году. В первую очередь, он должен был решить проблему слабости бедных команд, дав им право первого выбора из допущенных перспективных игроков. Однако, как знает любой болельщик Огоньков или Нефтяников, если эти клубы задрафтуют игрока с талантом Джо Ньюиндайка, Джейсона Арнотта или Элла МакИнниса, этот игрок рано или поздно окажется в клубе с большим рынком.
Если драфт – действительно хороший способ (равномерного) распределения талантов, почему у Детройта, Нью-Джерси и Колорадо постоянно оказываются лучшие игроки, несмотря на их последнюю очередь в первом раунде драфта? Почему одни и те же слабые клубы постоянно теряют свои возможности на вершине драфта? Допустим, прежняя система спонсорства не была совершенной, потому что детей подписывали в раннем подростковом возрасте. (Сегодня ранним рекрутингом занимаются агенты.) И все же, при старой системе Бостон Брюинз – худшая команда НХЛ 1960-х, сумела подписать Бобби Орра в открытой конкурентной борьбе.
Некоторые утверждают, что если бы у вас была свободная конкуренция в борьбе за всех, или почти всех, хоккеистов, то богатые клубы перехватывали бы большинство талантливых игроков. Да, клубы вроде Рейнджеров или Красных Крыльев были бы активны в погоне за талантами, но у них ограниченное количество рабочих мест (для игроков). Большинство хоккеистов, скорее, начинали бы в клубах НХЛ с меньшими рынками болельщиков, нежели были бы похоронены в глубине состава богатой команды.
Другим обоснованием драфта являлось то, что он положит ограничение на зарплаты, даваемые непроверенным талантам. Опасения заключались в том, что генеральные менеджеры и владельцы не смогут контролировать себя, что какой-либо чудак выложит миллион долларов в год восемнадцатилетнему юнцу, у которого нулевые шансы стать постоянно играющим энхаэловцем в ближайшие пять лет. Как мы увидели, драфт несильно помог ограничить зарплаты новичков.
В то время, как клубы НХЛ ждут, станет ли выбранный ими хоккеист уэйном гретцки или брентом гретцки, молодежь из первого раунда способна выбивать из клубных бюджетов порядка миллиона долларов в год плюс десятки миллионов бонусами. Добавьте суммы, выдаваемые игрокам со второго по девятый раунды драфта, и у вас появятся финансовые обязательства, весьма обременительные для клубов с малыми рынками.
Если бы каждый год проходил только один раунд драфта, и остальные хоккеисты были бы свободными агентами, это тоже сбило бы цену талантливых юниоров. Клубы, когда им нужен игрок на замену, сегодня могут иметь доступ лишь к 1/30й части всех имеющихся талантов. Дальше они должны подписывать свободного агента или делать обмен. Агенты снизили бы цену на игроков, если бы знали, что на единственное место претендуют двадцать молодых, конкурирующих с их клиентом.
Драфтование 18-летних также препятствует развитию молодых звезд, которые не имеют надежды быть конкурентоспособными в НХЛ в течение нескольких лет. Вместо того, чтобы идти естественным путем, который привел бы их к готовности в возрасте 21-22 лет, они ввергаются в нереалистичный цикл развития или впихиваются сразу в НХЛ в какой-либо бедный клуб и без поддержки. Результат становится заметен, когда поиграешь в игру «где ты нынче выступаешь?» с хоккеистами, выбранными на драфте, скажем, Эдмонтона на протяжении последнего десятилетия: Джэйсон Соулз, Джо Хулбиг, Скотт Эллисон, Тайлер Райт, Джэйсон Бонсиньоре. То же самое со списком Ванкувера. Или Монреаля. Или Чикаго. Наконец, нынешняя система вознаграждает некомпетентность, давая клубу право первого выбора, даже когда его скауты и генменеджер наделали ошибок, а тренер неумело пользуется имеющимися активами. Если вы хотите паритета, лучше более равномерно распределять по лиге таланты в части менеджмента, а не хоккейных навыков. Найм отличных скаутов по 100 000 долларов каждый, вместо двадцати отработанных хоккеистов по 30 000 – лучший путь догнать другие клубы, чем топить деньги в Центральном скаутском бюро.
Для решения проблемы анти-трастового законодательства НХЛ могла бы проводить 1-раундовый драфт. Все остальные игроки были бы свободными агентами, имеющими право подписаться за любой клуб, когда они могли бы действительно усилить этот клуб, а не в какой-то произвольный момент на ранней стадии их карьеры. 1-раундовый драфт стал бы благом для НХЛ, равно как и младших лиг, которые могли бы удерживать своих лучших хоккеистов подольше.
Ни один из старых аргументов в пользу драфта не имеет особого смысла; клубы признают это, позволяя свои игрокам повторно выходить на драфт. Но такова внутренняя, взращенная годами культура НХЛ, и непродуктивный характер драфта, вероятно, даже не будет вынесен в повестку переговоров, когда начнется обсуждение предложений по Коллективному Соглашению.
На данный момент лига остается зафиксировавшейся на идее выжать зарплатный тормоз, который она отпустила по КС 1995 года. «Средств контроля зарплат игроков нет», - говорит Билл Дэйли, вице-президент и главный юрист НХЛ. «Мы твердо настроены изменить эту систему».
Публичная позиция лиги показывает, что она по-прежнему рассматривает своих игроков как проблему, а не как возможность прибыльного партнерства. «Наш самый большой источник дохода – продажи билетов», - сказал Беттмэн, - «и, поскольку нашей самой большой статьей расходов являются зарплаты хоккеистов, огромная инфляционная скорость, с которой зарплаты выросли, повлияла на билетные цены. Я возлагаю надежды на то, что в ближайшем будущем профсоюз сядет за стол переговоров, всерьез, чтобы обсудить, как решить проблемы, которые уничтожают нашу индустрию».
Получив от Беттмэна вызов в виде жестких слов, хоккеисты со своей стороны ответили жестко. «Мы не хотим налога на зарплату, не хотим потолка на зарплаты», - объявил защитник из Далласа Дэррил Сайдор, представитель игроков этой команды. «Если какой-либо из этих двух вопросов останется на повестке, то говорить не о чем. Будет локаут». Едва ли это те слова, которые приободрили бы нервничающих болельщиков и инвесторов.
По мнению Келли Хруди, возложение вины на хоккеистов просто обесценивает весь продукт. «Это все равно, что Джэймз Кэмерон сказал бы не приходить смотреть «Титаник», потому что это паршивый фильм, потому что его актерам переплачивают, они бездельники, и среднестатистический любитель (кино) не может соотнести себя с ними. Это выглядело глупейшим образом. Мы – часть бизнеса владельцев (НХЛ), и любители (хоккея) должны нас любить».
Отсутствие равноправного рабочего партнерства вредно для обеих сторон. Владельцы контролируют использование клубных логотипов, в то время как игроки сохраняют права на свои собственные образы, что создает две отдельные лицензирующие стороны. Настороженно глядя друг на друга, лига и хоккеисты не могут пользоваться рекламно-маркетинговыми возможностями, стоящими миллионы.
«Когда Боб Гуденау пришел, он сказал, что лучший способ показать свою решительность – это скинуть перчатки», - говорит Ритч Уинтер. «Поэтому он так и сделал непосредственно перед играми плэй-офф 1992 года, устроив забастовку. НХЛ поняла, на что он настроен. Затем на сцене появляется еще один парень – Беттмэн. Ему тоже приходится сбросить перчатки, чтобы показать свою решительность. Это был локаут 1994-95 г.г. В общем-то, с точки зрения трудовых отношений, все осознают, что нам не нужно так поступать, после того как оба парня показали свою готовность биться. Я хочу сказать – Доналд Брашир и Жорж Ларак каждый день не дерутся. И, все-таки, мы все еще, похоже, не дошли до того момента, когда стороны уважают мощь друг друга».

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1196 )