Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Wednesday 11 May 2011 - 09:59:12

Не то, чтобы агенты когда-либо получали признание за свой вклад. "В первые дни нас презирали, как парий," – говорит Дон Бэйзли, который начал представлять интересы хоккеистов в 1972 г. "Они не хотели прикасаться к нам." В знаменитом эпизоде из 1960х годов Панч Имлак, разговаривая, в ходе переговоров, по телефону с агентом, поставил его на ожидание, обменял хоккеиста, о котором шла речь, затем возобновил разговор, сказав, что у него в составе такого игрока больше нет. "Не обратится ли агент в другой клуб?" – спросил Имлак с ухмылкой. В другом известном случае один известный генменеджер, якобы, помочился на штанину агента, который стоял около соседнего писсуара.


Бывало трудно определить, кто был большей угрозой для хоккеистов – менеджмент или их собственные представители. Фирма Иглсона была доминирующим агентством в 1970х; порой он представлял почти всех в какой-либо команде. Денис Полонич, ныне - сам представляющий игроков, был клиентом Иглсона. В конце 1970х эта дисковая пила ростом 165 см оказался вовлеченным в фехтовальный (клюшками) инцидент с громадным Уилом Пейментом, после которого он должен был встретиться с дисциплинарным чиновником НХЛ Брайаном O'Нилом. "Я вошел вместе с нашим генменеджером, Тедом Линдси," – вспоминает Полонич, - "и посмотрел на Пеймента. И кто сидит рядом с ним – помощник Иглсона, Билл Уотерз. Мои собственные агенты! Я думаю, им следовало разделиться между клиентами. Чуть не единственным положительным моментом во всем этом оказалось то, что был должен им немного денег, и они их не получили." Оказавшись перед такими этическими проблемами, молодые игроки оказывались перед выбором: стать заложником Иглсона или пойти на риск, что он, со своими связями с менеджерами, может тебя похоронить.
Работать с другими агентами было тоже не фонтан, вспоминает бывший центральный нападающий Майк Роджерз, набравший 519 очков в 484 матчах в НХЛ за Хартфорд, Эдмонтон и Рейнджеров. "В последний год выступлений за молодежную команду Calgary Centennials я хотел нанять Хёрба Пиндера своим агентом," – говорит Роджерз, ныне – аналитик на радио в составе Огоньков. "Но мой тренер, Скотти Манро, сказал, что я должен идти к Дику Соркину, другому хоккейному агенту. Соркин платил Скотти, чтобы тот отправлял всех игроков к нему. Я сказал ему, что хочу работать с Пиндером. Он сказал, что, если я хочу играть в плэй-офф, то мне следует идти к другому агенту. Он пообещал мне, что, когда Соркин заплатит, он даст мне часть денег. С ума сойти. За последний год я забил 76 голов и набрал 140 очков, но если я не пойду к другому агенту, он усадит меня на лавку." Роджерз, трижды преодолевавший 100-очковый рубеж в НХЛ, в конце концов, стал клиентом Пиндера после ухода из Centennials в Edmonton Oilers нарождавшейся тогда лиги ВХА. Соркин закончил тюрьмой, за присвоение денег своих клиентов. (Знаменитый тафгай Дэйв "Тигр" Уильямз получал такое же указание "подписывайся к Соркину или ты не будешь играть в плэй-офф, когда играл за команду Swift Current.)
В середине 1970х, когда большие деньги потекли из ВХА, агенты начали прибирать игроков все более и более молодых возрастов. Торонтский агент Гас Бадали, который некогда представлял Уэйна Гретцки, был, вероятно, самым известным из ранних рекрутеров. Через два года после подписания «брэнтфордской вспышки» Бадали направил 17-летнего Гретцки в профессиональный клуб ВХА Indianapolis Racers, приведя в бешенство многих людей, которые считали, что он совратил младенца. Тем временем, владелец диссидентской ВХА Джонни Бэссетт подписал целую группу хоккеистов, слишком молодых для драфта НХЛ, в свою команду из Бёрмингема. Молодые Быки – Марк Мессье, Марк Напье, Роб Рэмидж среди них – считались хоккейной ересью, но НХЛ вскоре сбросила возрастной порог драфта с 20 лет до 18, чтобы впредь против нее не было подобных молодежных набегов.
Условия для игроков и агентов улучшились в 1980х, вспоминает Майк Барнетт, но все еще присутствовала враждебность к агентам и представителям хоккеистов со стороны менеджмента и безразличие со стороны профсоюза. Уроженец Калгари, Барнетт начал представлять интересы игроков, встречался с которыми в своем ресторане в Эдмонтоне. Он вспоминает резоны, по которым оставил индустрию гостеприимства: «Поскольку у хоккеистов становилось больше зон ответственности – Кубок Канады, длинная регулярка, контракты, становившиеся все более сложными – они нуждались в представительстве. Я воспринял этот как личный вызов, как нечто, чем я хотел заниматься.» Он живо помнит одну из своих ранних дуэлей с Гленом Сазером, по поводу своего первого клиента – Марти МакCорли. «Надо помнить, что в городе размером с Эдмонтон Глен знал обо всем, что в нем происходило,» - смеется Барнетт, внешне похожий на бывшего киноактера Элана Лэдда. «Он полагал, что контролирует своих хоккеистов так, как это невозможно в большом городе. У МакСорли получился хороший год. Я прихожу к Сазеру, и он говорит: ‘У меня есть пятеро в низших лигах, кто могут делать его работу столь же хорошо.’ А я говорю: ‘Тогда, возможно, вам придется их всех вызвать’. Ему это не понравилось, но сделку мы заключили. Вот так вот я начинал представлять игроков.»
Барнетт умело перевел то, что он представлял МакСорли, в роль агента приятеля МакСорли – Уэйна Гретцки. В конечном итоге, он стал самым видным агентом в этом бизнесе, имея в клиентах таких звезд, как Бретт Халл, Яромир Ягр, Оуэн Нолан и Джо Торнтон, и офис в Голливуде. Его успех пробудил интерес со стороны фирмы International Management Group, основанной покойным пионером спортивного маркетинга Марком МакКормаком. IMG, которая, фактически, управляем миром профессионального гольфа и тенниса, взяла Барнетта под свое крыло в качестве хоккейного отдела фирмы. Барнетт ушел из IMG в 2001 году, чтобы присоединиться к новой команде управленцев Гретцки в Финиксе.
Подобно Барнетту, большинство топовых агентов попали в этот бизнес не напрямую. Будучи еще студентом Королевской юридической школы в Кингстоне, Майк Гиллис помогал своему старинному партнеру по команде, Джеффу Кортноллу. «Поначалу я сказал нет,» - вспоминает Гиллис, - «но его жена была подружкой моей жены, и когда она позвонила нам, я не смог отказать. У него был брат, Расс, и дело закончилось тем, что я помог и ему. Я сделал это раз, и еще раз, и все получилось. В тот момент у меня не было намерений возвращаться в хоккей.»
Рик Каррэн начал карьеру в этом бизнесе с 16 лет, работая в летнем хоккейном лагере на Бобби Орра. Ритч Уинтер учился в юридической школе в Калифорнии, когда помог защитнику Королей Дэйву Льюису, своему земляку из г.Драмхеллер, пр.Альберта. в 1972 г. Дон Бэйзли был молодым адвокатом, пытавшимся помочь своему приятелю Джерри Уилсону (отцу будущего хоккеиста НХЛ Кэрри Уилсона) акклиматизировать несколько европейских друзей, которых звали Ларс-Эрик Шёберг, Андерс Хедберг и Ульф Нильссон, в клуб ВХА в Виннипеге. Бобби Орр попался в эту игру в агентов из-за не сложившихся отношений со своим агентом Иглсоном. «У меня был плохой опыт,» - говорит Орр. «Думаю, есть способ получше, как это делать. И я хочу, чтобы это произошло.»
Перед обменом Гретцки в 1988 году агенты бились не просто с менеджерами, но с Ассоциацией Игроков, возглавлявшейся профбоссом, который не горел желанием защищать своих членов. «Помню, позвонил я Иглсону, чтобы спросить кое-что по поводу Дэйва Льюиса,» - вспоминает Уинтер. «Это был Элан Иглсон, человек, организовавший серию 1972 года, вероятно – великий человек. Но у него не было абсолютно никакого интереса помочь нам. Вот когда я понял, какая у нас проблема.»
Немногие агенты, помимо Иглсона, богатели в те времена. Для большинства из них эта работа представляла собой одинокие бдения на аренах, в гостиных, на телефоне с мстительными хоккейными менеджерами, подозревающими родителями и жалующимися клиентами. Если они представляли интересы европейских хоккеистов до падения Железного Занавеса, им приходилось заниматься работой рыцарей плаща и кинжала, чтобы вытащить русских или чехословацких хоккеистов на Запад. Ритч Уинтер любит пересказывать историю тайного похищения Франка Мусила из когтей сборной Чехии и ее тайной полиции в Вене. Рон Сальсер ускорил побег Павла Буре из Советского Союза под носом у КГБ в Ванкувере в 1991 году.
До взрыва зарплат в 1990х представление интересов хоккеистов не было сильно прибыльным занятием. Даже при том, что агенты получали от 6 до 10 процентов зарплаты хоккеиста за ведение переговоров и предоставление финансовых услуг (нынешний стандарт – где-то 1,5-3% за контракт, и до 6%, если хоккеист нанимает агента для управления финансами), до больших сумм не доходило, пока средняя зарплата в НХЛ измерялась пятизначным числом. Очень кстати было иметь юридическую практику или бизнес в дополнение – или в поддержку – хоккейного агентства. Вот почему агенты, такие как Иглсон, Каррэн и Дон Михэн ставили количество клиентов выше качества обслуживания.
Говорит Каррэн, который работал на Иглсона в 1970х и у Уоттерза в 1980х: "Вот какие у меня бывали ощущения, когда в бизнесе были Элан, Билл Уоттерз и я. Выписываем мы счет на 10 долларов. Но потратить придется 9. И остается нам один доллар, после того как пройдешь через все эти усилия и тревоги, чтобы собрать эту десятку. Не спишь ночами, раздумывая об этом клиенте, о том… всякий раз, когда Норм Кэплан отправлялся в Питербро, мы беспокоились – которого из клиентов он уводит.
"Получше стало работаться, когда я купил у Билла Уотерза и сократил фирму [Branada Sports]. Я уменьшил ее до где-то 25 человек. Выставляешь счет на пять долларов, но тратишь два, а три остаются в заработок, с гораздо меньшим огорчением. И, поскольку ты намного ближе к своим парням, ты в состоянии дать им то, что они хотят. Они довольны, ты доволен, жизнь становится гораздо интереснее. Вот так шли у меня дела последние 10-15 лет. Лучшие мои годы."
Еще одним изменением стал отход от того, что представители игроков лично занимались их финансами. После неприятностей и Соркина и тюремного приговора 1997 г. Иглсону за мошенничество большинство агентов считают, что риски и соблазны быть единственным источником удовлетворения всех нужд хоккеиста не стоят сопутствующего осложнения. Например, Юридическое Общество Верхней Канады объявило летом 2002 года, что в результате неудавшихся инвестиционных схем Дон Михэн – который обслуживает Джэрома Игинлу, Никласа Лидстрема, Кёртиса Джозефа и многих других – обязался, что ни он сам, ни его фирма не будут предлагать себя клиентам в качестве финансовых консультантов. Бывший партнер Михэна по ряду инвестиций с участием хоккейных звезд был ранее отстранен от работы за несообщение о неудаче в инвестировании и о своих тайных долях в сделках. Это было предупреждением лицам, не имевшим квалификации, что действия за пределами своей компетенции могут уничтожить карьеру.
Майк Гиллис считает, что в действиях сверх своей компетенции положительного эффекта нет. "В прежние времена бывали парни, взимавшие с клиентов 3 процента грязными, только чтоб оплатить свои счета по Visa. Послушайте, я не обучался финансовому менеджменту, так с какой стати я должен вообще пытаться это делать? Для хоккеиста лучший вариант – найти беспристрастных инвестиционных специалистов, а не хоккейных агентов, занимающихся этим на стороне." Гиллис нынче работает в Assante Corporation, которая специализируется на управлении средствами богатых клиентов; поскольку Assante имеет доступ к клиентам Гиллиса, она, должно быть, конкурирует с другими фирмами в бизнесе по устройству денег хоккеистов. Большинство агентов во всех видах спорта в нынешние времена помогают игрокам передавать их финансовые дела на откуп третьим сторонам. Это не к тому, что средствами хоккеистов всегда управляют хорошо; все еще происходят истории плохого финансового менеджмента со стороны не-агентов, но случаи, когда агенты являются виновной стороной, почти полностью устранены – по крайней мере, в Северной Америке.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1192 )