Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Saturday 16 April 2011 - 09:58:56

Получив последние из денег по чекам на $320 миллионов за расширение (от Нэшвилла, Коламбуса, Миннесоты и Атланты), НХЛ, наконец, очнулась и увидела свои управленческие ошибки. После многих лет раздачи сверх-рыночных контрактов агентам Группы-2 и небрежного отношения к зарплатному арбитражу владельцы все более стали замечать, что банки дают новые деньги неохотно, а кредиторы не хотят откладывать погашения. (Рейтинговое агентство) Moody's Investors Service объявило в 2003 году, что считает НХЛ заемщиком с повышенным кредитным риском, самым плохим среди основных лиг по игровым видам спорта. Moody's оценила общие долги клубов НХЛ в размере 2 миллиардов долларов; кроме того, предстоящие переговоры о трудовом соглашении и слабый телевизионный контракт способствовали снижению рейтинга. Вдобавок, 45-миллионный кредит банка J.P. Morgan клубу Columbus Blue Jackets мог быть заново оценен, если бы средняя цена пяти предыдущих продаж клубов НХЛ упала ниже 80 миллионов.

Как результат этих предупреждений и коллапса высокотехнологичного сектора – отрасли, связанной с владением, спонсорством и роскошными ложами на аренах всей лиги – руководство лиги теперь стало уделять арбитражу столь же пристальное внимание, как и агенты. Гэри Беттмэн подчеркивает осознание клубами своего права ограничивать свободных агентов и уклоняться от неудовлетворяющих их арбитражных решений. "Думаю, клубы прогрессируют в понимании того, что это - их варианты, и, полагаю, они все больше их используют."
Одним из способов борьбы для менеджмента является применение «молотобойной» тактики к хоккеистам, у которых победа в арбитраже менее вероятна – таких, как Бобби Холик или Майк Пека, чья способность вдохновлять партнеров не всегда может быть оценена количественно. "Эти арбитры не понимают ценность игрока," – говорит Бэрри. "И у Холика, даже при его большой ценности в качестве лидера (силовые приемы, противодействие сопернику), в его статистике есть много вещей, глядя на которые, арбитры сравнивают его с Сикорой или кем-то еще и спрашивают: 'В чем фишка?' Эти парни не смотрят хоккей. Им необходимо давать осязаемые вещи. К тому же, если хоккеист вроде Даниэля Альфредссона решит обратиться в арбитраж, клуб может продлить оспариваемый контракт на два года. Так что, с игроками вроде Даниэля нужно быть осторожными, чтобы не попасть в ловушку. Он много травмировался, и эти два года могли затянуться, если бы они поймали его на 3-3,1 миллионах." (Бэрри, в конце концов, выторговал для Альфредссона 4,55 миллиона без арбитража.)
Арбитражную систему можно также заставить работать против вратарей, поскольку не существовало ориентирного контракта вратаря из Группы-2, пока в 2002 году не была заключена двухлетняя 11-миллионная сделка Жозе Теодора с Монреалем. По этой причине вратари, например Николай Хабибуллин, обращались в арбитраж и воздерживались от заключения нового контракта. Хабибуллин не подписывал контракт с Финиксом почти два полных сезона, прежде чем он был отправлен в Тампу, где, наконец, подписал свою новую сделку. Пека пропустил весь сезон 2000-01 г.г. по причине патовой контрактной ситуации с Баффало, и конфликт был, в конечном итоге, разрешен через обмен Островитянам. Петр Недвед и Алексей Яшин также отвергли зарплатный арбитраж и были вынуждены бастовать, пока не получили новые контракты в других городах.
"Эта ситуация с Пекой, Хабибуллиным, Яшиным не представляет ничего хорошего для нашего спорта," – говорит Майк Барнетт. "Я думаю, мы увидим все больше и больше арбитражных решений, направленных на то, чтобы удержать хоккеистов на льду. Я бы хотел, чтобы арбитраж пошел еще дальше, к системе, которая не ведет к тому, что игроки вынуждены простаивать. Будь то через третью сторону, или как-то еще, но в октябре все должны бы быть на льду ради нашего вида спорта. Хоть через однолетние контракты. Нам необходимо очистить это процесс.'
Еще одной тактикой стало привлечение «киллеров», когда клубы нанимали юристов и бухгалтеров, таких как Кевин Гилмор и Даниэль Дюмэ, которые специализируются на контрактных переговорах и зарплатных арбитражах. В некоторых случаях эти специалисты заменяли генеральных менеджеров. "Сейчас мы наблюдаем," – говорит Барнетт, "что многие традиционные сферы ответственности генменеджеров переходят к их заместителям, которые реально разбираются в зарплатах, арбитраже, подготовке и прочих таких вопросах. Повседневные обязанности по управлению клубом сложны, и во многих случаях генеральный менеджер является еще и президентом. Вот тут-то мы, кто на стороне игроков, имели в прошлом преимущество. "
"Первым шагом был арбитраж Боба Эссенсы в начале 90-х, когда Winnipeg Jets нанял Лэрри Бертуззи," – вспоминает Барнетт, которому в том деле помогал Боб Райли, однокашник Гуденау по юридической школе, участвовавший в своем первом деле на стороне АИ НХЛ. "Это был один из первых случаев, когда клуб привлек наемного специалиста. Их генменеджер, Майк Смит, тогда поступил умно, наняв людей извне. Сейчас большая часть такой работы делается внутри клуба, хотя по-прежнему есть внешние спецы вроде Лэрри."
"Помню, однажды," – говорит агент Том Лэйдлоу, "был у меня в Виннипеге клиент, Даллас Дрэйк. Клуб нанял молодого парня по имени Лоренс Гилмэн, который и сейчас в Финиксе занимается их контрактами. Он позвонил по телефону и сказал: 'Я – новый юрист клуба.' Я только и подумал: Бог ты мой, теперь все будет по-другому. Раньше я имел дело с людьми хоккейными. Нет, когда я это говорю, я не проявляю никакого неуважения, просто я считал, что с людьми из хоккея я мог бы делать дела гораздо легче. А теперь эмоции из этого процесса в большинстве случаев устраняются. Теперь это, главным образом, 'Вот - цифры, вот – права хоккеиста.' Обе стороны жестко соперничают, опираясь на коллективный договор. Процесс не стал легче, он стал гораздо более профессиональным."
Другие агенты, работавшие с Гилмэном, вторят оценке Лэйдлоу: «Лоренс не станет с вами разговаривать, пока не будет готов," – говорит Майк Гиллис. "Некоторые сразу отвечают на телефонный звонок и позволяют агенту начать процесс до того, как подготовятся. Лоренс разговаривает только тогда, когда он готов разговаривать. И тут дело не заканчивается спешной сделкой, которой обе стороны были недовольны. "
Говорит Жиль Люпьян: «Шесть-семь лет назад для агентов ситуация была такой: 'у нас власть делать то, что мы хотим делать.' Сейчас генеральные менеджеры и их помощники управляют деньгами и клубом. Раньше они управляли только командой. Деньгами? ‘Нет, они нас особо не волнуют' Сейчас же генменеджеры много больше работают с финансовой стороной дела. Видно, что сейчас зарплаты возрастают не так быстро."
Владельцы также начали подтягиваться в технологическом смысле. По инициативе Беттмэна генеральные менеджеры стали пользоваться программным обеспечением для обмена информацией, избегая обвинений в сговоре. "У нас появилось нечто под названием система отслеживания контрактов," – говорит Синден. "Если я веду с вами переговоры по контракту - вы вносите предложение и я вношу свое контр-предложение, то я могу ввести это в компьютер, чтобы другие клубы могли увидеть, где мы находимся. Если они ведут переговоры с подобным же игроком, то мы можем увидеть, как идут дела у них. Мы не можем сказать: 'Не платите этому парню больше. Дескать он хуже, чем мой парень.' Мы можем только ввести эту информацию – а вы можете ее использовать как вам угодно. В прежние времена мы сохраняли такие данные у себя."
С немногими исключениями – на ум приходят контракты Бобби Холика и Билла Герина – в последние годы лига смогла накрыть крышкой верхний край шкалы зарплат. Но попытки НХЛ догнать время были предприняты слишком поздно, чтобы обуздать приливную волну зарплат, созданную в 1995 году свободным агентством игроков Группы 2 и зарплатным арбитражем.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1189 )