Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Wednesday 19 January 2011 - 15:31:59

Бетмэн вырос в Квинсе, одном из пригородов города Нью-Йорк. "В том возрасте, когда я рос в Нью-Йорке, у людей был выбор – по две команды во всех видах спорта," – говорит он. "Поэтому, выбираешь себе любимый хоккейный клуб, футбольный, бейсбольный, баскетбольный. Я болел за все команды, приходившие с расширением - Mets, Jets, Nets и Islanders." Будучи школьником в 1960х, Бетмэн являлся, фактически, единственным учеником класса из неполной семьи. "Это очень распространено теперь, но тогда - нет. У меня не было возможности узнать историю и традиции (какого-то клуба) от кого-либо. Поэтому, будучи весьма практичным человеком, я начал с этих команд расширения и видел, как они росли. Я был большим фанатом Островитян, хотя первым хоккейным матчем, на который я сходил, был матч Рейнджеров в старом Garden. Я ходил на хоккей со своей «кучей» - этой маленькой официальной картой учащегося. За три бака можно было сесть на самой верхотуре. Приходишь пораньше, приносишь с собой поесть и делаешь уроки в ожидании начала игры."

После школы Бетмэн отправился в хоккейный оазис – Корнеллский университет в г. Итака, штат Нью-Йорк. "Я покупал абонемент все четыре года. Ходить на матчи на арене James Lynah было весьма показательно. Приходилось проводить сутки-другие в очереди за билетом, что я проделывал с религиозным рвением. Я ходил туда из-за Кена Драйдена. Многие думают, что вратарем непроигрывавшей команды был он, но на самом деле это был Брайен Кроппер." Бетмэн познакомился со своей женой Шелли, когда они оба учились в Корнелле (их сын Джордан сейчас является студентом этого же заведения). По окончании Big Red (прозвище университета – прим.пер.) он получил степень в юридической школе при университете Нью-Йорка. Его адвокатская карьера началась в известной нью-йоркской фирме Proskauer Rose Goetz and Mendelssohn (по совпадению – юридическая фирма НХЛ); в 1970 году он переместился в НБА, где поднялся до поста третьего человека в лиге. Работая с новатором Стерном, Бетмэн сосредоточился на коллективных соглашениях с игроками. Его работа в НБА и рекомендация Стерна привлекли внимание энхаэловских «охотников за головами», искавших замену Зиглеру в 1992.
В хоккее было много такого, что могло привлечь внимание старинного болельщика Островитян к этой работе именно в тот момент - когда на горизонте появилась поисковая команда НХЛ. Да, средняя зарплата заползла на уровень $570.000, но посещаемость в НХЛ росла большими темпами. Да, новички вроде Эрика Линдроса и Александра Дэгла добивались огромных контрактов, но доходы от новых арен по всей лиги отбивали эти расходы. Да, Ассоциация Игроков набирала силу, но денег от расширения было в изобилии. Да, контроль над расходами был проблематичен, но к 1994 году издание Sports Illustrated протрубило на своей обложке: "Хоккей кипит, баскетбол - лежит". Существовала возможность создать партнерство между владельцами клубов и телевидением, чтобы увеличить доходы и поддержку болельщиков. Пример с бейсболом был достаточным доказательством того, что агрессивные атаки на окопавшуюся рабочую силу катастрофичны. Казалось, наступил благоприятный момент, чтобы стать первым комиссаром НХЛ.
К несчастью, забастовка игроков НХЛ в 1992 году мало поспособствовала тому, чтобы ослабить стремление владельцев к абсолютной власти и мести. К приходу Бетмэна битва за умы и сердца владельцев была, преимущественно, выиграна сторонниками жесткой линии, такими как МакМаллен, которые видели стакан НХЛ наполовину пустым, а не полным. Видеть в рабочей силе из канадских мальчишек с ферм и европейцев с зелеными картами деловых партнеров было для энхаэловских капиталистов эпохи Рейгана анафемой. Несмотря на возможности для партнерства с игроками, в 1993 году Бетмэн не будет делиться ни властью, ни деньгами с АИ НХЛ Боба Гуденау.
Некоторые хоккеисты до сих пор качают головой по поводу глупости НХЛ. "Вот что, по мне, удивляет, так это то, что владельцы не знают своего врага," - подчеркивает Келли Хруди, переживший и забастовку 1992 года, и локаут 1994-95 г.г. "Когда они выбрали борьбу с нами, все изменилось. Если ты выбираешь противостояние с хоккеистом, это все, что мы умеем – биться и всё такое. Я больше не член профсоюза АИ, и мне наплевать, но до сих пор зло берет, когда слышу, что боссы опять выбрали борьбу. Я полагаю, что все можно бы уладить через деловые переговоры. Но когда все упирается в жадность... Я хочу спросить: почему только одна сторона всегда жадная?"
Но, как только идея о жадности хоккеистов овладела хозяевами клубов, она стала жить своей жизнью. Хотя в своих основных бизнесах деловые люди сохраняют самостоятельность мышления, в основных командных видах спорта владельцы клубов имеют тенденцию в моменты стресса демонстрировать стадные инстинкты. "Владельцы работают, как стадо овец," – заметил бывший бейсбольный комиссар Питер Юберот, когда покинул пост в 1991 году. "Овцы идут в одном направлении или в другом. Сейчас они идут в направлении расходов. Придет время, когда у них кончатся деньги, и, задыхаясь от убытков, они пойдут в другом направлении."
Хотя он руководил бейсболом, не хоккеем, Юберот точно описал владельцев, которые наняли Бетмэна в качестве комиссара. Они паническим стадом неслись в сторону локаута, который избавил бы их от собственных дурных, расточительных привычек. Оказавшись перед лицом слома системы трудового найма, в которой они доминировали 75 лет, жесткая фракция направила Бетмэна на раскрытие карт. Они хотели получить сделку, которая гарантировала бы определенность расходов и конкурентное равновесие. Они хотели этого не только для себя, это должно было стать основным доводом для привлечения четырех новых клубов за плату по $85 миллионов с каждого. Пока они не смогут убедить состоятельных американских бизнесменов, что зарплатные расходы находятся под контролем, финальная, самая прибыльная фаза расширения, предложенного Джоном Зиглером в 1990 году, будет оставаться миражом.
Чтобы дать новому комиссару возможность освоиться, владельцы и профсоюз согласились продлить существовавший коллективный договор на сезон 1993-94 г.г., отметив осень 1994 г. как вероятное время для закрытия дверей арен владельцами. Основной задачей владельцев в этом локауте было бы обеспечение налога на платежные ведомости – сбора, который варьировался бы от 100 до 200 процентов от суммы, на которую максимум платежной ведомости будет превышен (как это сейчас делается в МЛБ). Кроме того, они хотели покончить с арбитражем по заработной плате и ввести значимые ограничения на зарплаты новичков.
Чтобы получить общественную поддержку своей новой стратегии, хозяева пошли по стопам Джэка Эдамза времен 1956-57 г.г., указывая на новые уровни оплаты труда хоккеистов. Вслед за подписанием нового трехлетнего контракта Гретцки на $8 миллионов в год в Лос-Анжелесе и $33-миллионного контракта Марио Лемьё в Питтсбурге, НХЛ заявила, что требования хоккеистов вынуждали их, владельцев, повышать цены на билеты. Болельщик со средними доходами, сказал представитель лиги, выдавливается с арен. Если вы не можете позволить себе покупать билеты, предлагали они, обвиняйте в этом контракты вроде Эрика Линдроса или перескакивание из клуба в клуб свободных агентов вроде Скотта Стивенса.
(Причинно- следственная) связь искажена, говорит эксперт по спортивному праву Пол Уэйлер из Гарварда. "Профессиональные спортсмены являются бенефициарами, но не являются причиной повышения цен на билеты," – пишет он в книге Выравнивая игровое поле. "Истинное экономическое взаимодействие между игроками и болельщиками состоит в том, что, когда билетные и прочие клубные доходы растут, это вызывает и рост зарплат, нежели наоборот. Билетные цены на этом потребительском рынке определяются, в конечном итоге, взаимодействием спроса и предложения."
Уэйлер приводит пример из бейсбола, где с 1976 по 1986 г.г. средние зарплаты поднялись с $50.000 до $400,000 в год, однако средняя цена билета в реальном долларовом исчислении упала. И наоборот, когда телевизионные и билетные поступления в период после забастовки 1995 года упали, средняя зарплата игрока снизилась более, чем на $100.000. Если соглашаться, что зарплаты, которые определяются действующими во всей лиге силами, вызывают рост цен на билеты, тогда цена хоккейного билета должна быть одинакова (с поправкой на валюту) в каждом городе. Фактически, билетные цены широко варьируются согласно спросу на местных рынках. Некоторые города используют переменное ценообразование для более или менее желаемых соперников. Торонто и Нью-Йорк назначают самые высокие цены, в то время как Калгари и Нэшвилл находятся на самом низком уровне цен.
Уэйлер указывает на кинобизнес, как пример гибкости в ценах на билеты. Кинофильм Titanic обошелся создателям в $210 миллионов, однако билеты в кинотеатрах на него стоили так же, как на фильм Ведьма из Блэр, производство которого обошлось в $600.000. Почему? Потому что им приходилось конкурировать бок о бок в кинокомплексах по всему континенту, и Titanic не мог позволить дать фильму Ведьма из Блэр какое-либо конкурентное преимущество, когда посетители делали свой выбор в билетной кассе. Цены на хоккей, говорит Уэйлер, зависят преимущественно от локальной конкуренции со стороны бейсбола, футбола, баскетбола, симфонического концертного зала, театров и кинематографа, и мало ¬зависят от зарплат хоккеистов. Если нет сопротивления ценовым скачкам, клубы будут устанавливать цены сами – и обвинять игроков.
Одно было неоспоримо, однако. Более высокие билетные цены делали вечер на хоккейной арене недосягаемым для многих «синих воротничков» - основы болельщицкой поддержки. Согласно чикагской фирме Team Marketing Report, занимающейся изданием деловой литературы и исследованиями, семья из четырех человек к 2002 году платила около $240 за посещение матча НХЛ. Большие зарплаты отделяли хоккеистов от простых людей. В 1961 году хоккеист, зарабатывавший $19.000, получал примерно в три с половиной раза больше, чем американский рабочий со средней зарплатой. К середине 90-х хоккеист с зарплатой $1,5 миллиона имел почти в пятьдесят раз больше средней зарплаты рабочего. И в то время, как средняя зарплата рабочего в реальном исчислении падала, заработки хоккеистов выросли десятикратно. Вдруг парни из маленьких городков оказались в одной категории с топ-менеджерами, а не с синими воротничками. Это был источник неприязни, который НХЛ хотела бы устранить, и на который у хоккеистов не было готового ответа.
"Это – самый трудный момент любого трудового раскола," – говорит участник Зала Славы, хоккеист Майк Гартнер, ключевая фигура в АИ НХЛ времен трудовых конфликтов 1992 и 1994-95 г.г. "Я понял довольно рано, что к спортсмену нет никакого сочувствия. И я не знаю, должно ли быть какое-то сочувствие, если хоккеист зарабатывает в год $1.6 миллиона. Можно спорить, что карьера – короткая, но с публикой это не проходит. Даже не пытайтесь. Не ждите никакого сочувствия."
Летом 1994 года хоккеисты откладывали на войну средства из лицензионных денег, припасенных Гуденау для Ассоциации Игроков. "Вот почему было так важно, чтобы в 1992 г. мы сохранили у себя деньги от продажи обменных карточек," – вспоминает ветеран-защитник Брэд МакКриммон, тогда игравший за Хартфорд. "Деньги, которых мы добились в той драке, стали деньгами для большой драки, которая, мы знали, надвигалась в 1994 г."
Несмотря на взрыв интереса в СМИ, возникший весной 1994 года из-за первого Кубка Стэнли Рейнджеров за 54 года, НХЛ и ее игроки шли курсом на столкновение и локаут с 1 октября. Правила боя были изложены в меморандуме, адресованном хоккеистам и их агентам:
Настоящим сообщаем, что НХЛ планирует, начиная с 1 сентября или около этой даты, односторонне ввести следующие меры в отношении игроков НХЛ:
1) Обязательные двусторонние контракты
2) Устранение арбитража по заработной плате
3) Устранение гарантированных контрактов и положений о выкупе.
4) Сокращение фонда выплат игрокам за матчи плэй-офф и призовых с $9 миллионов до $2 миллионов.
5) Устранение всех суточных выплат
6) Размер состава на матч сократить до 17 полевых игроков и 2 вратарей, базовый состав клуба сократить до 22 хоккеистов
7) Заставить хоккеистов оплачивать первые $750 медицинских расходов на застрахованное лицо, и совместное страхование в соотношении 70% (НХЛ) к 30% (застрахованное лицо) по сумме до $10.000
8) Устранение пособий возрастным игрокам. Заставить игроков, зарабатывающих свыше $350.000, платить 50% годового пенсионного взноса
9) Обязательная конвертация валюты. Хоккеистам, обмениваемым между какими-либо канадским и американским клубами, суммы их зарплат и бонусов будут конвертироваться в валюту страны, в которую игрок обменян.
10) Клубы более не будут оплачивать хоккеистам проезд от летних мест проживания до мест расположения их клубов перед началом тренировочных сборов и по окончании сезона
11) Дисциплинарное взыскание в НХЛ увеличивается до $50.000
12) Вне льда от хоккеистов требуется носить только утвержденную НХЛ одежду. Лига будет диктовать "коньки, клюшки, шлемы и т.д." всем игрокам
13) Обязательная общественно полезная работа, появление на публике и коммерческие рекламные выходы.
Это было объявление войны.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1174 )