Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Thursday 30 December 2010 - 09:52:45

The Commish
Гэри Бетмэн сидит в первом ряду просторной ложи владельцев клуба Calgary на самом верху арены Pengrowth Saddledome. Слева от него сидит совладелец Огоньков Харли Хотчкисс, преемник Брюса МакНолла на посту председателя Совета Директоров НХЛ и один из тех людей, кто помог принести хоккей в Калгари из Атланты в 1980 году. Справа от Бетмэна находится новый президент клуба – Кен Кинг, бывший издатель обеих главных ежедневных газет Калгари. По периметру ложи снует пиарщик Бетмэна, бывший репортер Фрэнк Браун, чья голова поблескивает под светом ламп освещения ложи. Последние дни ноября 2001 г. На льду всех удивляющие Flames (с 13 победами и 32 очками за первые 23 матча) играют с мощными далласскими Stars. В городе, известном своими точечными нефтегазовыми совещаниями, сегодня – хоккейный аншлаг.


Бетмэн в городе. Он приехал, чтобы оценить состояние клуба, который не выиграл ни одной плэй-оффной серии с момента выигрыша Кубка Стэнли в 1989 году. Раздавленные неравным соотношением канадского и американского долларов, отягощенные своей низко-бюджетной неэффективностью на льду, Огоньки рассматривались многими инсайдерами как первые кандидаты на переезд в тот момент, когда Бетмэн прилетел сюда, в южную Альберту, с визитом. Хотчкисс и шестеро других совладельцев Калгари заявили в начале года, что они продадут клуб, если не смогут устранить помехи в виде малого размера своего рынка и убийственного обменного курса. После летней кампании скрытых угроз и отчаянного маркетинга Огоньки достигли своей цели – продажи 14.000 сезонных абонементов, что позволило им вступить в план НХЛ по нейтрализации слабого курса канадской валюты, задуманный Хотчкиссом. Бетмэн заверил журналистов утром того дня, что он по-прежнему поддерживает Калгари и канадские города в целом, но есть много вещей, которые они могут делать самостоятельно, без помощи государства. Что-то должно дать эффект.
Глаза людей в ложе владельцев следят за шайбой, залетающей в угол позади вратаря Огоньков Романа Турека. Единственная голова, не направленная в сторону Турека, - это голова Бетмэна. Одетый в темно-синий костюм и гранатового цвета галстук, комиссар сосредоточен на своем карманном компьютере. В то время, как публика горестно вздыхает из-за гола далласского игрока Бенуа Брюне, ставшего победным в триумфе Звезд со счетом 3-0, Бетмэн занят другим делом, высвеченным на экране его органайзера. На горизонте маячат проблемы: конфронтация 2004 года с Бобом Гуденау и АИ НХЛ, огромные долги Оттавы, Баффало и других франшиз, все увеличивающийся разрыв в зарплатах между богатыми и бедными клубами НХЛ. Недовольное «бу» обычно лояльной публики Калгари возвращает Бетмэна в зал; он инстинктивно отворачивается от своего Palm Pilot, чтобы переговорить с Хотчкиссом.
Общепринятый взгляд на Гэри Брюса Бетмэна, первого комиссара НХЛ, таков: это человек, пребывающий между продуктом и процессом. Хоккейный люд говорит, что у него нет настоящей привязанности к хоккею, что он – технократ, позаимствованный у НБА. Они видят в нем американского интервента, вторгшегося в канадскую национальную игру, слугу американских воротил в НХЛ, функционера, через расширение раздувшего лигу ненужными клубами. Они шутят, что его едкий стиль отпугнул приличных людей от лиги, и что он спит в своем костюме.
Во всех этих характеристиках есть некоторая правда, но они недоговаривают об этом человеке; истинный потрет Бетмэна содержит больше тонких оттенков. Да, пятидесятилетний Бетмэн воспринимается неотрывно от своих обязанностей в НХЛ, он – работоголик, признающий это и отдающей себя работе на "190 процентов". "С ним удобно общаться по телефону," – смеется бывший владелец Звезд Норм Грин. Когда я продавал клуб [в 1996 году], он был доступен ежедневно. И отвечал звонками в течение десяти минут. Он приехал в Даллас, чтобы помочь мне уладить вопросы с Доном Картером, который владел ареной. Он был великолепен." Хэрри Синден из Бостона соглашается: "Не припомню и момента, когда он не занимался бы улаживанием дел с целью спасения какого-либо клуба. Он потратил, наверное, процентов 75 своего времени, с тех пор как стал комиссаром, пытаясь помочь Оттаве, или Баффало, или Питтсбургу, кому бы ни требовалась помощь. Он проделал адскую работу."
И, да, его неослабевающее желание преуспеть придает ему вид человека, слишком стремящегося произвести впечатление. Но за публичным фасадом, описанным писателем Роем МакГрегором как "гипер-расслабленный", у Бетмэна есть острый и ироничный ум. В отличие от своего естественно одаренного и харизматичного наставника, Дэвида Стёрна, комиссара НБА, при котором он прослужил двенадцать лет, за десять лет нахождения у штурвала НХЛ Бетмэн развил у себя более спокойный стиль разговора. В раздражении он по-прежнему выглядит как человек, забывший удалить все булавки из воротника новой рубашки. Но пресс-конференции, которые некогда были холодными и резкими, теперь стали более равными, на них озадаченный Бетмэн воспринимает колкости репортеров с кривой улыбкой – и отвечает ровно тем же.
Многие традиционалисты видят в Бетмэне символ всего неправильного, что происходит в профессиональном хоккее, но они жаждут прихода того времени, которое никогда не вернется. Хоккей сегодня – сплошной бизнес, и Бетмэн вывел НХЛ к новым высотам. Если Боб Гуденау из АИ НХЛ имел двухлетнюю фору перед своим оппонентом, то Бетмэн, в основном, ликвидировал это отставание. С момента принятия поста в НХЛ в 1993 году он трансформировал предприятие, управлявшееся по капризам и соображениям мести владельцев в более современную бизнес-модель. Когда он принял должность, НХЛ стояла перед лицом неприятного иска оп поводу распределения дополнительных доходов в пенсионную программу хоккеистов, коллективного иска в связи с тесными отношениями Элана Иглсона с НХЛ, расследования ФБР этих отношений, провалившейся попытки Стейна ввести себя в Хоккейный Зал Славы, нависших обвинений МакНолла, председателя Совета Директоров, в мошенничестве, и множества других, мелких проблем. Бетмэн и его люди разбирались со всем этим, проиграв иск по пенсиям, но избавив лигу от неслыханного позора и сохранив ей миллионы на других фронтах. Ключевым элементом, как говорит Эд Хоум, президент компании NHL Enterprises, был Бетмэн, "принявший вид спорта, который был операционным, и превратив его в маркетинговую организацию".
Приняв управление бизнесом, который все еще полагался на бумагу и телефоны, Бетмэн капитально перестроил технологии и коммуникации лиги. Он укрепил штаты в головном офисе в Нью-Йорке, удвоив бюджет на персонал и технологии с 9 миллионов, которые НХЛ потратила в сезоне 1992-93, до 18 миллионов. Он договорился о 80-миллионном контракте с телевизионной компанией Fox в 1994 году, вернув лигу на большое телевидение США; эта сделка была превзойдена контрактом с ABC и ESPN, который Бетмэн выиграл в 1999 году и который принес беспрецедентные 600 миллионов долларов лиге, некогда довольствовавшейся крохами от малоизвестных кабельных компаний. Он фактически отменил освященную временем традицию энхаэловских хозяев и генменеджеров обращаться к политике заключения коллективного соглашения по принципу разового мероприятия. Как в 2002 году открыл для себя Пэт Куинн из Торонто, когда он сболтнул, что переговоры о трудовом соглашении закончатся Армагеддоном, язык без костей может дорого обходиться его хозяину: Куинн был лишен $100,000 за свои публичные размышления. "Одним из качеств [Бетмэна] было соблюдение дисциплины при разговорах со СМИ," – отмечает владелец Огоньков Хотчкисс. "Он настроен жестко и действует так, как будто вложил свой собственный капитал. Вот это – самое ценное в его стиле руководства."
До тех пор, пока Баффало и Оттава не оказались в состоянии банкротства в 2002-03 г.г., можно было также говорить, что Бетмэн был успешным фондовым промоутером, фондами при этом была стоимость франшиз. Он проконтролировал уверенный рост капитализированности клубов НХЛ. Проповедуя ликвидность и желательность энхаэловской франшизы в одинаковой мере кандидатам на расширение и новым покупателям, он помог стоимости франшизы взлететь со среднего значения в $5O миллионов до аж $266 миллионов (стоимость, которую журнал Forbes недавно дал клубу Detroit Red Wings). Эти цифры удерживали владельцев, иначе безутешных, от жалоб на убытки от повседневных операций. "Стоимость франшиз росла здоровыми темпами," – говорил Чак Гринберг, спортивный юрист из Питтсбурга, журналисту Джону Сондерзу в 1992 году. "В результате, даже когда франшизы не приносят привлекательных денежных потоков, владельцы могли вернуть деньги и получить хорошую прибыль при продаже своей франшизы." В то время, как продажи клубов из Баффало и Оттавы в результате их банкротств явно поколебали уверенность в корпорации NHL Inc. и в самом Бетмэне, не было замечено никаких движений с целью выставить его из офиса на Авеню Америк в деловом центре Нью-Йорка.
По окончании первого периода в Калгари Бетмэн идет в гущу местных знаменитостей и нефтегазовых директоров, затем направляется на интервью, небрежно усаживается на стул – настолько небрежно, насколько Бетмэн в состоянии усесться, засовывает руку в коробку попкорна и начинает поедать его с пугающей интенсивностью. "Я ваш," – говорит он репортеру из Калгари, в то время как пиарщик Браун слоняется где-то в отдалении. Хотя ответы Бетмэна этим вечером представляют собой вариации на тему, сформулированные им ранее, в его интерлюдии с репортером есть умеренный энтузиазм. Попытки поймать его на чем-либо конкретном подобны попыткам поймать Гретцки на силовой прием: когда кажется, что он уже загнан в угол – по вопросу разделения доходов, например, или по зарплатному потолку – он ускользает со своим "но, правда, я не люблю смотреть на ситуацию как на фотоснимок. Я люблю учитывать ряд вещей, которые, вероятно, вызвали ситуацию."
Однако, в этот раз есть один момент, на который обращается внимание всей лиги. Он хочет вытянуть Боба Гуденау на публику, чтобы начать переговоры о новом коллективном соглашении. "Несколько месяцев тому назад я попросил Ассоциацию Игроков начать переговоры, лучше раньше, чем позже, но они не склонны это делать. Я считаю, что чем дольше позволяешь делам идти своим ходом, тем труднее их улаживать. Я знаю, что у нас есть еще два сезона до 2004 года, и реально не хочу, чтобы это стало навязчивой идеей для наших болельщиков."
Бетмэн знает, что, если хозяева клубов судят о нем по размерам своего капитала, то история будет судить о его деятельности в роли комиссара лиги по тому, как он справится с конфликтом по истечении срока действия нынешнего коллективного соглашения в сентябре 2004 г. Он знает, что владельцы платят ему не за то, чтобы он нашел для них безопасный компромисс по следующей сделке с игроками. Хотчкисс – умеренный по стандартам лиги владелец – говорит, что ничто, кроме совершенно нового способа ведения дел с хоккеистами, его не удовлетворит. Бетмэн, конечно, понимает, что его работодатели получат не все из того, что они хотят. То, как он трансформирует их философию выжженной земли в новую сделку с игроками, будет определять его наследие. И это он, вероятно, знал с первого же дня работы на этом посту.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1172 )