Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Thursday 23 December 2010 - 16:36:14

Когда Дэгл подписывал свой контракт, Джон Зиглер ушел в историю, замененный на посту президента НХЛ Джилом Стейном. В число первых пунктов повестки дня Стейна были вынесены телевизионные контракты и строительство арен. Но истинной движущей силой НХЛ был новый председатель совета директоров, владелец L.A. Kings Брюс МакНолл, который занял место Билла Уирца примерно в то время, когда летом 1992 г. Линдрос подписывался в Филадельфию. Если кто-либо и символизировал экстравагантный, мотовской и предпринимательский стиль десятилетия, так то был именно этот человек, успешно превративший обладание коллекцией монет во владение клубом Los Angeles Kings.

У МакНолла была репутация чудо-ребенка: в возрасте 24 лет он превзошел Аристотеля Онассиса и бывшего французского президента Валерии Жискар Д'Эстена в борьбе за самую знаменитую в мире монету – древнюю афинскую декадрахму стоимостью 420.000 долларов. Он давал консультации супербогатым семьям Гетти и Хантов покупать монеты как средство сбережения от инфляции. Он имел дома (везде, где это имело значение), самолет Jetstar 731 и что-то вроде тайного запаса в кинематографической столице мира, который за деньги не купишь. Одиночка со школьных времен, толстый и нелюбимый, он стал самым крутым спортивным магнатом в Тинселтауне (Tinseltown - другое наименование Голливуда, т.е. «Мишуроград», прим.пер.).
Кредо МакНолла заключалось в следующем: приходится потратить миллион, но - чтобы сделать пять миллионов. Отсюда и операция с обменом Гретцки. "Я всегда считал, что, если я купил лучшие из возможных монет в мире, я буду в отличной форме", - говорил он изданию The Sporting News. "Забавно, но в хоккейном бизнесе - то же самое. Если хочешь владеть лучшей командой, тебе нужно выйти на рынок и купить лучшего игрока.... Люк Робитай – отличный парень и добротный хоккеист, но спросите любого на улице, и прохожие, вероятно, подумают, что Luc Robitaille – это какая-нибудь заправка к салату". Его коллеги-владельцы клубов были аудиторией, готовой внимать, многие из них очень хотели отказаться от зиглеровской манеры еле тащиться вслед за событиями в пользу следования примеру своих коллег из НФЛ и НБА. В своем рвении сесть в самолет с МакНоллом, однако, ни один не задался вопросом, как одна звезда может быть поделена на 24 доли.
МакНолл был фанатично настроен на большее расширение и после того, как Оттава с Тампой медленно доковыляли до своего вхождения в лигу. Он указывал, что идея Зиглера о проведении кастинга на выявление владельцев – потенциальных участников расширения и надежда на лучший исход при таком способе оказались катастрофичными при расширении за счет Оттавы и Тампы в сезоне 1992-93. Только два кандидата в зиглеровском варьете сказали, что они заплатят требуемую цену, и оба чуть не сгинули из-за ошибочного финансового менеджмента, как только получили свои новые франшизы. По идее МакНолла и Стейна, НХЛ требовалось выявить ключевых владельцев и рынки, которые были ей нужны, и добиваться их присоединения. При наличии правильных людей и корпораций в Совете директоров НХЛ к проекту подтянулись бы американские телекомпании, подобно тому, как это сделали кабельные провайдеры после того, как МакНолл привез в южную Калифорнию Гретцки.
Первоклассный владелец, каким он виделся МакНоллу, не был склонен ждать в приемной, с десятком других взмокших от волнения кандидатов, пока боссы потягивали кофе и расписывали свои партии. Это был бы покупатель, которого было нужно пестовать и баловать. Один такой владелец располагался, фактически, в пятидесяти километрах от офиса МакНолла. The Disney Corporation только что произвела фурор своим фильмом на хоккейную тему The Mighty Ducks (могучие утки). Ее (корпорации) маркетинговый департамент считался вездесущим, а ее телекоммуникационные компании открыли бы двери, прежде закрытые для плебейской НХЛ. Кроме того, в городе Анахайм (где находится штаб-квартира Disney) имелась ультрасовременная арена, готовая к открытию, но без постояльцев. Майкл Эйснер, глава компании Disney, мог набрать очки в глазах местных политиков и облегчить для себя утверждение новых проектов Disney, подбросив им клуб НХЛ. Используя успех фильма The Mighty Ducks в качестве «тарана», МакНолл стал втюхивать Эйснеру (у которого сыновья играли в хоккей) выгоды от вступления в НХЛ. Был здесь и один побочный эффект. Вероятно, и это было одинаково важно для МакНолла, компании Disney пришлось бы заплатить ему большие комиссионные, если бы она вторглась на его территорию. Владелец Миннесоты Норм Грин уже согласился гарантировать МакНоллу 25 миллионов долларов, если бы он перевез Северных Звезд в Анахайм. Для отчаянно страдающего от нехватки денег МакНолла эта сделка вершилась на небесах.
Для (завоевания) второго рынка в Солнечном поясе Америки МакНолл нацелился на председателя компании Blockbuster Video Уэйна Хюйзенгу, который добавил бы клуб НХЛ к своей коллекции из клубов Miami Dolphins, Florida Marlins и стадиона Joe Robbie. Идея распространять видеокассеты от НХЛ через обширную сеть магазинов Blockbuster Хюйзенги прекрасно увязывалась с привлечением компании Disney на западном побережье. И еще южная Флорида была полна переселившимися хоккейными болельщиками, пенсионерами из Канады и северо-восточных штатов. В представлении Хюйзенги высший спортивный пилотаж заключался в контроле над всеми основными спортивными клубами одного рынка под одной крышей. "У Хюйзенги была отличная идея", - говорит Майк Гиллис. "Он мог бы равно справиться с трудностями, за исключением того случая, если бы политики южной Флориды не позволили ему построить арены в выбранном им районе".
Эйснер и Хюйзенга были заинтригованы смелостью и вычурностью МакНолла. Проблема виделась в том, что придется просить компании Disney и Blockbuster заплатить по 50 миллионов за право вступления в НХЛ. "Это мы должны заплатить им!" – воскликнул хозяин Рейнджеров Стэнли Джэфф из компании Paramount Pictures (у которого был непосредственный опыт общения с фирмой Disney), когда он в первый раз услышал о сделке. Его быстренько заглушили компаньоны-владельцы. Затем еще был фокус с целью убедить Эйснера заплатить и МакНоллу за вторжение на предписанную ему территорию – в конце концов, Дьяволы заплатили в свое время Рейнджерам и Островитянам 12 миллионов за то, чтобы въехать на рынок штатов New York/New Jersey. Если НХЛ не хотела получить иск от Тампы, Оттавы и Сан-Хосе, она должна была взять те же 50 миллионов, уплаченных Молниями, Сенаторами и Акулами. Но Disney знала об этом рычаге, и Эйснер не горел желанием отдавать деньги, как какой-нибудь простолюдин Фил Эспозито или Брюс Файерстоун.
Утверждая, что Эйснер и Хюйзенга могли слинять, если бы НХЛ пыталась тянуть резину, МакНолл сумел добиться немедленного принятия этих двух новых франшиз на своем первом же совещании лиги в качестве председателя в конце 1992 г. Владелец Королей сумел задобрить Эйснера, разделив его 50-миллионный взнос расширения между лигой ($25 миллионов) и самим МакНоллом ($25 миллионов в качестве возмещения). Хюйзенга тоже раскошелился на 50 миллионов; жалобы члена правления Тампы Фила Эспозито, что Майами был его территорией, были выброшены в мусорную корзину. Наконец, Оттаве и Тампе, чьи глаза были прикованы к призу – Александру Дэглу, было гарантировано, что худшая команда лиги в 1993 году будет по-прежнему драфтовать игроков раньше новых клубов.
Сделка, обговаривавшаяся в тайне на протяжении нескольких месяцев, была представлена шокированной публике в декабре 1992 года в отеле Breakers, том самом, который был свидетелем зиглеровской распродажи франшиз двумя годами ранее. "Грандиозно," – с облегчением сказал МакНолл газете Los Angeles Times. "Размер сделки – не думаю, что большинство людей от спорта осознают, насколько велика эта сделка. Даже я – я не уверен, что понимаю". МакНолл и его приятели-владельцы теперь якшались с большими мальчиками корпоративной Америки. Давно желанный контракт с телекомпаниями был так близок, что они почти ощущали его вкус. Комиссии за расширение и обещанные барыши от маркетинга легко покроют любое увеличение зарплат Линдросу и другим звездам НХЛ. Лига, когда-то прозванная Микки Маусом, теперь будет продвигаться самим Микки Маусом.
Хоккеистам не потребовалось много времени, чтобы напомнить лиге о зарплатных последствиях привлечения в свой круг таких партнеров – голубых фишек. Через несколько дней после объявления сделки Боб Гуденау удивлялся, как бизнес, находившийся в 1992 году, как казалось, на краю смерти во время забастовки, стал теперь настолько инвестиционно привлекательным, что Disney и Blockbuster не могли дождаться, как бы им заплатить по $50 миллионов, чтобы присоединиться к НХЛ. Что случилось со всеми отрицательными сальдо и дефицитами, вызванными зарплатами хоккеистов и прописанными в бухгалтерских книгах красными чернилами? Высохли вместе со слезами Джона Зиглера?
Это противоречие будет преследовать лигу, пока новые владельцы продолжали подписываться, пробивая стоимость энхаэловских франшиз выше крыши. Когда в 1996 году Kings были проданы за $113 миллионов Филиппу Аншутцу, эта цена представляла собой сказочное увеличение по сравнению с $16 миллионами, которые МакНолл уплатил за приобретение контрольного пакета восемью годами ранее. Продажа в том же году Нормом Грином Далласских Звезд за $84 миллиона была умеренным шагом с тридцати миллионов, которые он заплатил, когда Гандз продал клуб в 1991 г. Агонизирующие Quebec Nordiques, которые заплатили $6 миллионов, чтобы присоединиться к НХЛ в 1979 году, были проданы заинтересованным лицам из Колорадо за $75 миллионов. Каждая продажа говорила о скрытой базовой прибыльности владения энхаэловской франшизой. В 2002 году журнал Forbes дал оценку: тринадцать клубов стоили от $150 миллионов и больше, и во главе списка были Rangers ($277 млн), Flyers ($250 млн) и Avalanche (Лавины, $243 млн). Даже менее ценные канадские клубы держали стоимость, писал Forbes: Senators стоили $96 миллионов, Flames - $92 миллиона, и Oilers - $81 миллион.
К середине 1990х НХЛ оказалась в интересном положении, пытаясь выглядеть неимущей в глазах хоккеистов, политиков и общественности, в то же время убеждая потенциальных инвесторов заплатить $80 миллионов за обильные выгоды от владения клубом. "НХЛ желает и вдыхать, и выдыхать одновременно," – сказал один известный агент.
Лига упрямо придерживалась агрессивного бизнес-плана МакНолла в отношении расширения лиги и зарплат хоккеистов, который он предложил в 1992 году, даже после того, как этот торговец монетами был сам разоблачен как мошенник. В 1997 году МакНолл был приговорен американским окружным судом к семидесяти месяцам тюрьмы после признания вины по двум пунктам обвинения в банковском мошенничестве, одному – мошенничестве с переводами, и одному - в заговоре. Он обманул ряд финансовых учреждений на приблизительно $236 миллионов. (Его покупка, совместно с Гретцки и актером Джоном Кэнди, клуба Toronto Argonauts канадской футбольной лиги также стоила его бывшему звездному хоккеисту миллионов долларов.)
На протяжении всего этого процесса «вдох-выдох» в настольной книге владельцев была одна постоянная строка, наследие прежних дней: когда беда, вини игроков. Но эта тактика, исходя от президента Джила Стейна, ветерана прежних порядков в НХЛ, не срабатывала. Чтобы обновить свои методы, Совету Директоров потребовалось искать человека-вывеску за пределами хоккейного дома. Им был нужен некто, кто мог бы сокрушить неожиданно восставшую Ассоциацию Игроков, защитить ценности франшизы и восстановить положение, которое владельцы рассматривали как естественный порядок вещей в НХЛ.

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1171 )