Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Tuesday 07 December 2010 - 16:02:12

В то время обмен 1-на-6 плюс 15 миллионов считался хитом такого же масштаба, как переезд Гретцки в Лос-Анжелес; в ретроспективе его значительность только выросла. Эта сделка через четыре года катапультировала бедную команду, Северян, к статусу обладателя Кубка Стэнли (хотя и в Колорадо, под именем Лавины). Форсберг ныне является звездой, которую многие генменеджеры предпочли бы Линдросу; Тибо был позже обменян Лавиной в Монреаль на истинную квебекскую икону – вратаря Патрика Руа; Риччи стал эмоциональным лидером клуба San Jose Sharks; Саймон является эффективным энхаэловским форвардом; и Дюшене выиграл с Детройтом Кубок Стэнли в 2002 году.

Но и Летчики не жаловались. С Линдросом в составе они в 1993 году прервали пятилетний период отсутствия в плэй-офф, а через пять лет после обмена добрались до финала Кубка Стэнли (где проиграли Детройту). Что касается Линдроса, хотя он боролся со своими травмами и (как говорили некоторые) так полностью и не раскрыл свой фантастический потенциал, он остается редким сочетанием мощи и мастерства, с показателем 367 голов за карьеру к концу сезона 2005-06 г.г. И его экономичная мощь поучаствовала в формировании нового облика игры.
В те времена, когда ветераны-суперзвезды вроде Гретцки, Месье и Лемьё стоили 3-4 миллиона в год, Линдрос собирался потрясти НХЛ, добившись контракта новичка на равных со всеми тремя условиях. Каррэн обсуждал с ним стратегию поведения в ходе альбервилльской олимпиады. «С цифрами, на которые он подписался, я ходил месяца три, носил их в конверте», - вспоминает Каррэн. «Я брал их с собой на Олимпиаду, чтобы показать Эрику и обговорить с ним нашу, с моей точки зрения, позицию». Если бы он был обычным молодым игроком, его позиция могла бы показаться слабой; он просидел бы основную часть сезона после Олимпиады, и, если бы вновь пошел через драфт, то был бы выбран, вероятно, ужасными Ottawa Senators (англоязычная версия Северян). Один из членов руководящего штаба Летчиков сказал Каррэну то же самое в первом раунде переговоров в г.Сиракьюз, штат Нью-Йорк. «Как вы можете оправдать (сумму), что вы просите для девятнадцатилетнего парня, не сыгравшего ни единого матча в НХЛ?»
Но другие факторы нагружали чашу весов в пользу Линдроса. Летчики при обмене отдали половину хорошей хоккейной команды и не обусловили сделку подписанием Эрика. Эд Снайдер, основатель и владелец Летчиков, активно финансировал строительство новой арены для клуба, который три сезона подряд пропустил игры плэй-офф; еще он пытался продать клуб целиком или частично. Потеря Линдроса означала бы конец этим мечтам. К тому же, Снайдер рискнул своей репутацией, приобретя раскрученного многообещающего игрока, который мог бы развернуть команду. На вопрос официала из стана Летчиков, как он оправдает контракт размером с контракт Месье, Каррэн ответил: «Как я оправдаю? Это ж вы только что отдали шестерых игроков и 15 миллионов долларов. Это вы сказали, насколько он ценен».
И все же, Летчики не хотели сдаваться. Сделка, которую Карл Линдрос считал заключенной по телефону в день драфта, была остановлена, когда Филадельфия задумалась о своем предложении. Кое-кто в руководстве клуба озаботился. Равно как и НХЛ, опасавшаяся спирали роста зарплат после сделки Гретцки. Траты Блюзменов из Сент-Луиса и Рейнджеров на молодых свободных агентов опрокидывали зарплатную сетку. Так же и деньги, дававшиеся новичкам по неограниченным правилам текущего момента. Помимо только финансов, многие в мире хоккея не могли смириться с превознесением игрока, который не следовал их стандартам. Если драфт был достаточно хорош для всех, то он должен быть достаточно хорош и для Линдроса. Это отношение, пожалуй, выдавало консервативные корни хоккея в Канаде, где, в отличие от США, есть тенденция ставить интересы группы выше, чем интересы отдельной личности. «Канада печально известна скашиванием своих самых высоких стеблей пшеницы», - сказал бывший владелец Нефтяников Питер Поклингтон, отправившись на юг в поисках новых возможностей подальше от квази-благополучного государства в своей стране. Уступка требованиям Линдроса рассматривалась многими хоккейными людьми как внедрение американских ценностей в чисто канадское, по своей квинтэссенции, предприятие. Это была наглость, которая не могла быть оставлена незамеченной.
Но сделка Линдроса была также вехой и для Боба Гуденау. В своей стратегии руководства профсоюзом он делал ставку на поощрение агентов и игроков к достижению максимума на любых переговорах. Он верил в нахождение уязвимостей и в продавливание преимуществ. Взглянув на Летчиков, он увидел их уязвимое место и способность (пятого по величине медиа-рынка в США) платить за звезду. «Он был уникален», - вспоминает Гуденау. «Удивительный спортсмен. Клубы делали сильные заявления по его поводу: о нем самом, о достоинствах и ценностях, которые видели в нем Филадельфия и Обю, о том, что он значил для их клубов. В конце концов, все они были правы». Гуденау поддерживал связь с Каррэном, чтобы быть в курсе хода переговоров. Каррэн сообщал о продвижении вперед, но говорил, что оно будет медленным. Гуденау предположил: «Сделки не добьешься, пока не встретишься с мистером Снайдером».
В попытке преодолеть тупик, владелец Летчиков вылетел в Торонто, надеясь свести на нет требования Линдроса. Когда стороны встретились, Снайдер спросил Каррэна, почему они не желали сдвинуться со своего первоначального требования контракта по образцу Мессье. Каррэн напомнил основателю филадельфийского клуба цену, которую он заплатил за Линдроса, и подчеркнул, что клуб сейчас находится перед ним в беспомощном положении, поскольку провел сделку с Квебеком без условий: «Я мог бы сейчас войти сюда и запросить 5 миллионов в год, и вы были бы приперты к стенке. Но я не сделал этого. Я дал вам цифру, которую носил у себя в кармане уже пять месяцев, еще до обмена. Я не прошу ни цента больше того, что написано на этой бумаге».
Затем Каррэн, Карл Линдрос и юрист Летчиков Горд Кёрк вышли из комнаты. Хотя некоторые участники команды управленцев клуба были по-прежнему недовольны дерзостью Линдроса и Каррэна, Снайдер понял смысл сказанного. Да, это были большие деньги, но и положительный эффект для клуба был огромен. Снайдеру нужно было всего лишь учесть то, что Гретцки сделал для Королей и Лемьё – для Пингвинов. «Вот так вот сделка и была совершена», - говорит Каррэн. «Мистер Снайдер просто поднял руку и сказал ‘Они правы’. У него было достаточно смекалки, чтобы признать это. Боб (Гуденау) был абсолютно прав в своей оценке. Мистер Снайдер закрыл сделку».
«Он выправил хоккей по своему желанию», - писала New York Times Magazine. «Впервые хоккеист потребовал право выбирать себе работодателя и, нанеся удар в форме, по сути, одиночной забастовки, вынудил НХЛ удовлетворить этот выбор». Подписной бонус в 2,5 миллиона и шестилетний контракт на 18 миллионов сделали Линдроса одним из пяти самых высокооплачиваемых хоккеистов лиги, при том, что он не сыграл в НХЛ ни единого матча.
«Не думаю, что возможно недооценить, насколько важным было такое подписание Линдроса», - говорит агент Дж.П. Бэрри. «Он поборолся с системой, дошел до предела возможного. Это было просто ‘я так хочу – дайте это мне’. Я думаю, это открыло глаза многим хоккеистам, которые уже выступали в лиге по 4-5 лет». Боб Гуденау добавляет: «Нет сомнений, что контракт Линдроса показал, какими могут быть стоимость и последствия для новичка, приходящего в НХЛ. И это понимали и уважали Лемьё и Гретцки. Эрик был уникален, хоккеист мгновенного воздействия».
Совершенно предсказуемо, фигуры в руководстве НХЛ были шокированы. «Эта сделка обеспокоила меня больше всего», - сказал Нил Смит, генменеджер Рейнджеров в то время. «Мы думали, что уже заполучили его, но нам потребовалось 48 часов для переговоров, прежде чем мы согласились на обмен. Затем мы услышали, что хотели Каррэн и Линдросы: они хотели контракт Мессье. Мессье – это MVP (самый ценный игрок, серии плэй-офф – прим.пер.), он выиграл пять Кубков Стэнли, он привел нас к Кубку Президента (за выигрыш кругового чемпионата – прим.пер.) в свой первый же год в Нью-Йорке… и вот этот парень, пришедший из юниоров и желающий пятилетний контракт. Это было слишком. А он добился своего. Вот это меня реально обеспокоило».
Совладелец Огоньков Харли Хотчкисс, нынешний председатель совета директоров НХЛ, соглашается: «Я был очень разочарован, увидев всё это. Больше всего меня беспокоит в этих контрактах то, что игра-то у нас командная. Как ни хороши Гретцки или Линдрос, это все равно командная игра, а мы преувеличиваем ценность одиночного хоккеиста. Это ведет к большим расхождениям в доходах внутри команды, и это нездорово. У игроков падает чувство верности команде. В нашей команде 89-го года, выигравшей Кубок, были великие игроки, но успех принесли командные усилия, без какой-либо одной суперзвезды, отхватывающей большую часть денег и славы».
Лэрри Пло указывает на иронию обмена Линдроса в Филадельфию. «Он был самым великим явлением после нарезного хлеба. Но, возможно, самым великим явлением после нарезного хлеба был, на самом деле, один из шести хоккеистов, ушедших в противоположном направлении – Петер Форсберг».
Сазер, работавший тогда в Эдмонтоне, видел в подписании Линдроса проявление тревожной тенденции. «Это была одна из тех многомиллионных сделок по непроверенному хоккеисту, на лике которого написан большой и шумный успех. Другим моментом, о котором следует помнить, является то, что у Филадельфии появился абсолютно новый дворец, со всеми этими (роскошными) ложами, которые было нужно заполнить. Теория, которую я вынес из всего этого, состоит в том, что дело было не в контрактных переговорах, а в быстрой смене энхаэловских арен. Все строили новые здания за пару сотен миллионов баксов и пичкали в них по 100-150 заоблачных лож. Чтобы привлечь крупных покупателей в эти ложи, было необходимо иметь звездных хоккеистов. Теория состоит в том, что появилась возможность получать настолько больше доходов, что можно было позволить оплачивать игроков. Это погнало вверх цены на хоккеистов, даже на непроверенных».
В первый сезон с Летчиками девятнадцатилетний Линдрос блестяще доказал свою ценность, забив 41 шайбу и сделав 34 голевые передачи в команде, не попавшей в зону плэй-офф, и все это несмотря на пропуск 21 игры из-за проблем с коленом. Соперники были охвачены благоговейным страхом. «Я думал, что Марк Мессье силен», - говорил ветеран центральный нападающий Марк Лэмб писателю Рою МакГрегору, автору книги Road Games (Выездные матчи). «Нет никакого сравнения. Он силен, как бык. Против него просто невозможно устоять». За три года Линдрос, продолжая бороться с травмами, вывел Летчиков в финал конференции; новый 210-миллионный дворец First Union Centre был готов к открытию и заполнению его роскошных лож; и Снайдер продал две трети клуба, арены Spectrum и First Union Centre кабельной телевизионной компании Comcast с огромной прибылью. Ничего из этого (можно хоть спорить) не случилось бы без ярости и бомбардирских подвигов номера 88. «Эд Снайдер везде и всегда извлекал выгоду из подписания Эрика», - говорит семейный инсайдер. «Это была великолепная сделка, независимо от того, сколько он заплатил».
(Рика Каррэна уже не было поблизости, чтобы разделить триумф от подвигов Линдроса; он был отпущен кланом Линдросов вскоре после окончания переговоров по контракту с Летчиками. Стороны разошлись по ряду вопросов, беспокоивших семью Линдросов, в том числе по поводу привлечения Каррэном компании, торговавшей карточками, для получения ипотеки на покупку своего нового дома близ Филадельфии.)

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1169 )