Новость: Брюс Доубиггин. ИГРА ЗА ДЕНЬГИ. Удивительный взлет и падение Боба Гуденау и Ассоциации Игроков НХЛ
(Категория: Новости команды)
Добавил Отдел переводов
Wednesday 17 November 2010 - 15:07:39

Пока Иглсон начинал свою шестилетнюю борьбу за то, чтобы не попасть в тюрьму, НХЛ предпринимала первые попытки попробовать на вкус Гуденау. Новый лидер АИ НХЛ был достаточно сообразителен, чтобы понимать последствия событий, происходивших с Иглсоном. "Гуденау как человек был предопределен," – отмечает бывший президент Огоньков Рон Бреммер, - "тем человеком, которого он сменил. Он знал, что он должен был радикально отличаться от Иглсона. И мы заплатили за это".

Летом 1991 года Гуденау произвел свой первый выстрел, уведомив лигу, что АИ дает 120-дневное уведомление о прекращении действия текущего Коллективного Договора 15 сентября 1991 г. НХЛ выстрелила в ответ. 13 июня 1991 г. Зиглер заявил, что уведомление недействительно, потому что в нем не было предложений нескольких изменений в контракт - юристы НХЛ утверждали, что уведомление о расторжении, чтобы быть законным, должно включать в себя такие изменения. Если НХЛ была права, КД автоматически был бы продлен еще на год, украв у Гуденау возможность вести переговоры и унизив его перед членами его профсоюза. Также лига представила увесистый том по переговорным вопросам – документ, который они называли "серебряной пулей (простым и верным решением – прим.пер.)". Он был нагружен привычными банальностями от НХЛ, включая пассаж о "мирном" климате отношений между рабочей силой и руководством, в сравнении с другими видами спорта. "Проблемы решались спокойно – через взаимные уступки», - гласил он. "В результате игроки, владельцы и хоккей как игра – все были в выигрыше, проигравших не было".
Но на следующей странице "серебряная пуля", казалось, открывала наличие большого, на самом деле, количества проигравших: в книге содержалась угрожающая статистика, предполагавшая, что по причине зарплатных требований хоккейный Армагеддон таился буквально за заливочной машиной. Компенсации хоккеистам за предыдущие шесть лет, говорилось в нем, выросли на 130 процентов, в то время как доходы увеличились всего на 78 процентов. Доля расходов на зарплаты хоккеистов выросла с 40 процентов от клубных доходов в 1985-86 г.г. до 63 процентов в 1991-92 г.г. Если нынешняя эскалация продолжится, предупреждал этот документ, через пять лет зарплаты игроков достигнут 173 процентов доходов.
Еще два предложения в презентации НХЛ были неприкрыто нацелены в сердце Гуденау. Во-первых, НХЛ желала изменить график зарплат хоккеистов, чтобы платить им каждые полмесяца на протяжении всего календарного года. Другими словами, лига хотела устранить свою уязвимость перед забастовкой в апреле, распределив свои выплаты на двенадцать месяцев, а не на семь, как предписывалось текущим коллективным договором. Во-вторых, НХЛ хотела, чтобы права на карточки могли переуступаться. Если Гуденау и АИ НХЛ хотели финансировать свою организацию из карточных денег, им предстояло сражаться за это право при заключении КД. Это была война.
НХЛ была в восторге от своей стратегии: "Гуденау был потрясен", - злорадствовал Стейн. - "Его лицо налилось кровью, говоря и образно, и буквально. План Зиглера-Уирца сбить его с толку сработал идеально". Стейн вскоре понял, что лига просчиталась. Не в последний раз она неправильно оценила настроение хоккеистов. Фронтальный удар, целью которого было унизить Гуденау, только подчеркнул состояние «мы-против-них», которое он доводил до хоккеистов во время своих поездок. Поздравив себя по поводу юридической мудрености своих аргументов, НХЛ невольно усилила рисовавшийся Бобом Гуденау портрет владельцев клубов как агрессивных и враждебных противников. Если хоккеистам был нужен флаг, вокруг которого собраться, они его получили в виде юридической атаки Зиглера. Тактика выжженной земли, к тому же, фактически сняла с повестки переговоров вопрос о возвращении зиглеровского дружка Иглсона.
Гуденау развернул атаку вспять, против самих боссов, использовав вздутый ими уровень входного взноса для новичков лиги. Гуденау объявил, что он не намерен договариваться о "крохах" в ситуации, когда лига загребала 125 миллионов долларов в виде комиссионных за расширение, а в Имперском Клубе Торонто Джон Зиглер трубил о своей 5O-миллионной сделке с американским телевизионным каналом SportsChannel. Хоккеисты хотели получать больше за матчи плэй-офф, иметь расширенный статус свободного агентства, нейтральный арбитраж при толкования внутренних документов и устава НХЛ, плюс сокращение драфта любителей в НХЛ, проходившего каждый год в июне. Эти переговоры должны были стать переговорами о получении хоккеистами более крупного и более справедливого куска пирога.
Этот подход – и вредоносная позиция Иглсона, что, дескать, Гуденау действовал через его голову – привели к тупику. АИ НХЛ отказалась встречаться с владельцами, пока не будет снято юридическое возражение против уведомления о прекращении. НХЛ некоторое время попыхтела перед лицом такого нарушения субординации, но по мере того, как надвигалось начало сезона 1991-92, а решимость хоккеистов крепла, лига отступила от своей ловкой стратегии. Уступив по вопросу уведомления о прекращении, НХЛ вручила Гуденау его первую победу.
Обе стороны согласились начать играть по календарю 1991-92 без коллективного соглашения и договориться о новом контракте по ходу сезона. Зиглер, пытаясь убаюкать общественное мнение, заверял Гуденау, что локаута для хоккеистов со стороны владельцев не будет. Несмотря на то, что они уже к тому времени увидели от Гуденау, хозяева все еще рассчитывали, что игроки сломаются в критический момент забастовки. Обещание об исключении локаута должно было продавить Гуденау. К марту, однако, договоренности о новом КД все еще не было. НХЛ по-прежнему придерживалась жесткой линии в отношении прав на торговлю карточками, независимого арбитража и других спорных вопросов. Хоккеисты – не убаюканные тактикой Зиглера – понимали, что НХЛ провоцировала их на забастовку в надежде, что их солидарность даст трещину под давлением общественного мнения. "Владельцы не считали это чем-то, что могло произойти и произойдет", - говорит Майк Гартнер. "Иначе они никогда не дали бы сезону начаться без подписанного соглашения".
Вратарь Вашингтона Майк Льют, терзаемый межпозвоночной грыжей, вспоминает одну из отчаянных переговорных сессий, проводившуюся в беспокойном марте того года в спортзале торонтского отеля. "Я сидел, окруженный снарядами для фитнеса, пытаясь вытянуть спину, в четыре дня, вместе с минимально возможными группами переговорщиков с обеих сторон. Я подумал, что той ночью сделка, наконец, достигнута. Я ушел раньше, думая, что мы договорились: вернулся к себе в комнату, принял душ и уехал в аэропорт, на самолет до Вашингтона. Когда я добрался до дома, узнал, что никакой сделки нет".
По мере того, как истекали последние недели регулярного сезона 1991-92 г.г., становилось ясно, что хоккеистам предстоит крещение огнем трудового конфликта: подвергнуть опасности игры плэй-офф – и даже Кубок Стэнли – или уладить вопрос и подтвердить надежды владельцев, что они не в состоянии держаться вместе? По раздевалкам бушевали споры о первом трудовом конфликте с тех пор, как в 1930-х команда Hamilton Tigers ушла с арены из-за невыплаченной зарплаты. Для традиционалистов, таких как Гретцки, это было надрывное решение забыть о том, что"хорошо для хоккея" в пользу того, что "хорошо для хоккеистов". Для Майка Гартнера это было более эмоциональное решение. "И так было потому, что речь шла о Кубке Стэнли. Очевидно, что с точки зрения хоккеистов это был сильнейший рычаг, но мы также были в ужасе, что можем пропустить игры плэй-офф за Кубок Стэнли".
"Боб четко выразил свою позицию с самого начала", - вспоминает бывший вратарь Королей Келли Хруди, ныне комментатор, - "насколько будет тяжело. Он сказал, что владельцы не собирались прогибаться. Так что, было реально страшно. Он приводил нам примеры из других видов спорта. Он объяснял, что не ждет, что забастовка будет длительной, но при следующей же возможности боссы нас выставят за дверь (локаут), к чему мы должны быть готовы и финансово, и морально. Все это чудесно, мы проведем свою забастовку и добьемся своего. Но настоящая борьба только предстоит. Если мы не хотим готовиться к этому, не следует и начинать в этот раз".
Льют, член исполнительного комитета, говорит, что сомнения добрались до смой верхушки АИ НХЛ. "Нам приходилось принимать решение с зазором в сорок восемь часов, чтобы каждый своевременно узнал о нем. Помню, сидели мы группой исполкома, обсуждали дела в торонтском Marriott Еaton Centre in Toronto. Было поздно. Под нашими стульями уже пылесосили полы. А мы все спрашивали друг друга: 'Ты как думаешь?' Это было нелегкое решение. У нас были свои дни смятения. Хоккеисты принимали намного большее участие, чем полагает общественное мнение. Это было решение хоккеистов. Боб имел большое влияние, но именно игроки диктовали, насколько далеко они хотели пойти".

Перевод Искандера Балтырова

все части книги



Источник этой новости Сайт болельщиков ХК Салават Юлаев
( http://www.hksalavat.ru/news.php?extend.1166 )